Священник Андрей Горбунов. «Дух Лаодикийства». ч4 «Приверженцы демонократии»


1295285378_bibliya2

ПРИВЕРЖЕНЦЫ ДЕМОНОКРАТИИ 

Привычный принцип существования пастырей-лаодикийцев — угождение «демократическим» властям, соединенное со лжеучением о том, что Церковь Христова одобрительно относится к демократической форме правления.

Лаодикийцы «стыдятся» требований слова Божия и канонов церковных, как «устарелых», «отставших от далеко ушедшей вперед» жизни, недостаточно «прогрессивных», считают, что каноны надо отменить или переделать, а церковное учение приспособить к современным принципам «толерантности» и «демократизма»[iv]. И все это соединяется с приверженностью к формализму в Православии, словно суть нашей религии в церемониях, помпезности, официальных встречах, конференциях и речах, словно Церковь — это чисто земная, «общественная» организация, «юридическое лицо», а не Богочеловеческий Организм, не мистическое Тело Христово (Еф. 1, 23; Кол. 1, 24 и др.). (Вспомним известное предсказание святителя Феофана Затворника: «Тогда, хотя имя христианское будет слышаться повсюду, и повсюду будут видны храмы и чины церковные, но все это — одна видимость, внутри же отступление истинное».)

А христиане-филадельфийцы, напротив, отвергают либерализм с его люциферианской «свободой» и вседозволенностью, не принимают современных «демонократических» лозунгов и «ценностей», как в политической сфере (вслед за святыми отцами и учителями Церкви, филадельфийцы признают богоданной лишь одну форму власти — монархическую, считают, что угодной Богу может быть только власть православного монарха — самодержавного царя, помазанника Божия[v]), так и в других сферах жизни (социальной, экономической, культурной и религиозной). Филадельфийцы отвергают т. н. «либеральные реформы», как в Церкви, так и в государстве.

Идеи демократии, замешанные на великой лжи, обличали многие выдающиеся русские святые: святители Игнатий (Брянчанинов) и Феофан Затворник, святой праведный Иоанн Кронштадтский, преподобные оптинские старцы Амвросий, Варсонофий, Анатолий младший, преподобный Варнава Гефсиманский и др.

«Демократия — в аду, а на небе — Царство… Умолкните же вы, мечтательные конституционалисты и парламентаристы! Отойди от меня, сатана!», — так обличал поборников демократии святой праведный Иоанн Кронштадтский; «либеральномыслие» он считал одной из форм беснования (одержимости нечистыми духами).

Другой «пастырь добрый» (Ин. 10, 11 и 14), святитель Филарет Московский, утверждал: «Благоприятствовать демократии — следственно не благоприятствовать России, которая есть главное препятствие для демократии».

И современный нам святитель, митрополит Иоанн (Снычев), писал о демократии, что «все ее идеи замешаны на лжи»: «И в России, —добавлял он, — государственный распад — неизбежное следствие практического применения принципов демократии в практике государственного строительства… Эта операция уже неоднократно была проделана над развитыми западными странами. Там национальная государственность сегодня служит в значительной мере декоративным прикрытием реальной власти — называйте ее как угодно: властью мирового масонства или международного капитала, транснациональных корпораций или космополитической элиты»[vi].

Лаодикийцем оказывается сегодня всякий христианин (кто бы он ни был — мирянин, монах, священник или архиерей), соглашающийся с насаждаемой ныне системой апокалиптического зверя и не оказывающий ей никакого духовного сопротивления. «Есть люди верующие, но почти ничего не делающие, — говорила императрица-мученица Александра Феодоровна. — Тех же, кто любит Христа, отличает именно действие».

Такими действиями, которыми свидетельствуется любовь ко Христу, и являются сегодня исповеднический отказ христианина от всего того, что предлагает антихристова глобализация (личные коды, новые документы и прочее), решительное противостояние богоборческим силам и труды по возрождению Святой Самодержавной Руси.

+   +   +

«Страждущее Православие» — так, пользуясь выражением выдающегося американского православного подвижника иеромонаха Серафима (Роуза), можно назвать современную «малосильную» (ср. Откр. 3, 8) Филадельфийскую церковь[vii]. Отец Серафим предсказывал, что в последние времена «вопрос (церковных) юрисдикций отступит на второй план»: «Каждый монастырь или общину, — говорил он, — мы рассматриваем как часть будущей катакомбной «сети» борцов за истинное Православие».

И архиепископ Аверкий (Таушев) считал, что в наше время не следует уделять излишнее внимание церковной «официальности», так как из-за стремления считаться «официально православным» можно начать поступать против указаний своей христианской совести, уклоняясь, таким образом, от пути спасения, от верности истинному Православию.

Послание к Лаодикийской церкви предваряется следующими словами: «так говорит Аминь, свидетель верный и истинный»? Слово «аминь», как известно, означает — «истинно так», «это есть истина». Мысль, заключенная в этом предисловии, видимо, такая: несмотря на то, что вы, христиане, зараженные духом теплохладности и безразличия к истине (духом лаодикийства), живете и рассуждаете так, будто истины и нет вовсе, как будто истина — это то, что вам самим кажется в данный момент удобным и выгодным, — несмотря на это, она, истина, все же есть, существует; и Я (говорит Господь) Сам «есмь истина» (Ин. 4, 6) и «свидетель верный и истинный», свидетельствующий о высшей истине — единении (любви) Трех Божественных Лиц (Личностей) — Отца и Сына и Святого Духа (ср. Ин. 8, 14 и 45). А так как всякая частная истина является в той или иной степени отражением, подобием указанной высшей истины, высшего образа личностного единения, то любое служение лжи, любая измена частной истине, по сути, является отвержением высшей истины о неизреченной любви Святой Троицы, является отречением от этого идеала, а значит — отречением от любви вообще и от Бога, Который «есть любовь» (1 Ин. 4, 8 и 16).

«СЕ, СТОЮ У ДВЕРИ И СТУЧУ…»

Милосердный Господь, хотящий, чтобы все люди спаслись и в разум истины пришли, обращается к лаодикийцам с таким призывом: «Советую тебе (не принуждаю, не приказываю, как самовластный господин, а советую) купить (всем пожертвуй, на все решись, отбросив свою леность и безпечность; и за малую цену своих трудов и жертв получишь сокровища неоцененные и блага вечные) у Меня золото, огнем очищенное (Мою благодать всеосвящающую), чтобы тебе обогатиться, и белую одежду (когда в твое сердце изольется благодать, постарайся доказать ее присутствие и внешней деятельностью — подвигами самоотвержения и любви; укрась себя делами добрыми, — без примеси лукавства, лицемерия, двоедушия; храни одеяние души своей от малейших пятен нечистоты и гордости), чтобы одеться и чтобы не видна была срамота наготы твоей, и глазною мазью помажь глаза твои, чтобы видеть(исцели свои духовные очи, благодатью очисти свой разум, приобрети духовную ясность, чтобы правильно видеть и себя и все происходящее с тобой и вокруг тебя и узнавать знамения времен).

Кого Я люблю, тех обличаю и наказываю. Итак будь ревностен и покайся (возможность исправления твоего еще не прошла, надежда спасения еще не исчезла; строгие же обличения именно показывают Мою любовь к тебе; для истребления твоей теплохладности Я обличаю тебя и угрожаю Своим судом; итак, пробудись, покайся и воспламенись ревностью по добродетели, всецело и навсегда предайся своему Спасителю, возненавидь свою безпечность, пока есть время).

Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною(сердце твое заперто, закрыто для внушений благодати, оно опутано, омрачено; не от Меня зависит отверзение дверей сердца: кто услышит Мой глас и отверзет двери, Я войду и вечеряю с ним; возлюби только Меня, и общение между нами будет вечным; теперь Я Сам приду к тебе и не отступлю от тебя — для твоего блаженства, до конца твоей жизни, а потом ты ко Мне придешь, на вечерю Царствия Небесного, в обители блаженства нескончаемого; но до того времени нужно тебе потерпеть и побороться со многими сильными врагами, поэтому, чтобы ты не забылся, не впал в дремоту, напоминаю тебе, что…).

Побеждающему (грех и мир сей) дам сесть со Мною на престоле Моем, как и Я победил и сел с Отцем Моим на престоле Его(выше сего блаженства нельзя ни приобрести, ни представить: посему никакие трудности не должны останавливать мужественного воителя и подвижника; ты, тепловатый, любишь покой: Я тебе даю здесь покой душевный, а там — покой вечный, только потрудись несколько здесь; тогда Я всегда буду с тобою, и всегда помогу тебе победить, как и Я Сам победил и вошел в славу Отчую). Имеющий ухо да слышит, что Дух говорит церквам»…

 С похожим призывом обращается к современным христианам добрый пастырь Церкви Христовой архиепископ Аверкий (Таушев):«Что же нам делать? Необходимо прежде всего прозреть всем, кто еще к этому способен, у кого духовные очи не ослеплены еще окончательно пристрастиями мира сего, денежными подачками, карьерными стремлениями и, просто, обещаниями спокойной, приятной, веселой и привольной жизни. Прозреть и осознать всю пагубность этого современного антихристова направления, став на путь решительного и безкомпромиссного исповедничества, которому учит нас великий отец Церкви и вселенский учитель святитель Григорий Богослов:

«Да не подумают, будто бы я утверждаю, что всяким миром надобно дорожить. Ибо знаю, что есть прекрасное разногласие и самое пагубное единомыслие; но должно любить добрый мир, имеющий добрую цель и соединяющий с Богом. Когда идет дело о явном нечестии, тогда должно скорее идти на огонь и меч, не смотреть на требования времени и властителей и вообще на все, нежели приобщиться лукавого кваса и прилагаться к зараженным. Всего страшней бояться чего-либо более, нежели Бога, и по сей боязни служителю истины стать предателем учения веры и истины». Имеющий уши слышать, да слышит!».

Аминь.


[i] Ср. 2 Тим. 3, 1, 5: «Знай же, что в последние дни наступят времена тяжкие. Ибо люди будут… имеющие вид благочестия, силы же его отрекшиеся».

[ii] См., напр., его статью: Почему не созывают Поместный Собор, или Зачем «православные ваххабиты» атакуют храм Христа Спасителя // «Труд», 12 октября 2004 г. В этой статье диакон А. Кураев так говорит о нынешних православных епископах-лаодикийцах: «Не о каждом из наших архиереев можно сказать, что это пламенный молитвенник или прекрасный богослов. Некоторые, скорее, способны произвести впечатление опытных политиков и удачливых карьеристов…»

[iii] Эти евангельские слова позволяют отличить истинное, филадельфийское ревнительство от «слепого уставничества», — по выражению о. Серафима (Роуза). «Поначалу ему было просто не по себе, — читаем об о. Серафиме в книге «Не от мира сего», — а затем он уже открыто ужасался абсолютному отсутствию любви к ближнему у так называемых «ревнителей». Он сам был «ревнителем», но не отвержения милосердия». «Бодрствуйте, стойте в вере, будьте мужественны, тверды», — пишет святой апостол Павел, призывая христиан к твердому стоянию в истине, но к этим своим словам он сразу добавляет: «Все у вас да будет с любовью» (1 Кор. 16, 13-14).

[iv] Сравни «Послание» Всемирного саммита религиозных лидеров, который состоялся в Москве 3-5 июля 2006 г.: «Нам нужно построить такой миропорядок, — сказано в этом документе, — который сочетал бы демократию — как способ согласования различных интересов и как участие людей в принятии решений на национальном и глобальном уровне — с уважением к нравственному чувству, образу жизни, различным правовым и политическим системам, национальным и религиозным традициям людей». То есть, это следует понимать так: надстройки могут быть разными, но фундамент (нового мирового порядка, который «нам нужно построить») один — демократия.

[v] «В те времена, — сказано в «Протоколах собраний сионских мудрецов», — когда народы глядели на царствовавших, как на чистое проявление Божьей Воли, они безропотно покорялись самодержавию, но с того дня, как мы им внушили мысль о собственных правах, они стали считать царствующих лиц простыми смертными. Помазание Божественным избранием ниспало с главы царей в глазах народа, а когда мы у него отняли веру в Бога, то мощь власти была выброшена на улицу вместо публичной собственности и захвачена нами» (протокол № 5).

[vi] Слово Иоанна, митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского. Священное и страшное дело — власть // «Советская Россия», 16 декабря 1993 г .

[vii] «В свое время о. Серафим определил два принципиально отличающихся вида Православия. Первое — это «гладенькое» или «удачливое», стремящееся приобрести всеобщее одобрение, признание, заботящееся прежде всего об организованности, официальности и внешнем успехе. И второе — это «страждущее Православие»: на него смотрят свысока, оно гонимо миром, ему чужды ценности «удачливых». Хотя оно не является таким «выдающимся», как «удачливый» класс, «страждущее Православие» можно найти в его маленьких островках по всему миру. О. Серафим писал: «Среди страданий и борьбы за сохранение наследия нашей веры, ради живущих ею, видя какое множество людей должны претерпевать и бороться за свою православную веру в других частях мира, давайте решим в наших сердцах, что мы будем посреди борющихся, чего бы это ни стоило»» (из книги монаха Дамаскина «Не от мира сего: Жизнь и учение о. Серафима Роуза»).