Воспоминания об отце Владимире Дунаеве ч3


cc873566-7c1c-4d79-be54-d77713591a1b

26.02.10

С о. Е. ездили сегодня к о. Владимиру Дунаеву.

Много Батюшка [в этот раз] рассказывал из своей жизни. С малых лет он был сиротой (лет с 4-6-ти). Воспитывали его верующие бабушки и приобщили к  Церкви, где он сначала стал псаломщиком и алтарником, а лет с 19-ти — диаконом, а затем и священником, прослужив в сане более 50-ти лет. Фронтовик — с 1942 г. на фронте, в танковых войсках, и до конца войны. Получил увечья, но не говорил — какие. Рассказал [историю которую упоминал неоднократно], как командир его, заметив у него на шее нательный крестик, приказал снять. Он не согласился и за это командир грозился, что разстреляет его, но отец Владимир (тогда еще мирской человек) не убоялся: «За это?! Тогда разстреливайте!» Но Господь не попустил этому случиться. Что-то случилось и этого командира перевели в другое место и Бог дал дожить Батюшке до нашего времени.

Затем рассказал, как его, уже после войны, заметил архиерей и благословил готовиться к рукоположению в сан. Тогда Батюшка был на клиросе, кажется. Он пошел посоветоваться с духовным отцом. Тот сказал, что если архиерей благословляет, то это воля Божия. Сроку на раздумья, куда идти в монашество или священство, дали неделю. Тогда он выбрал путь священства и быстренько женился.

Далее нужно было согласие местного уполномоченного [по делам религий]. Поначалу уполномоченный не желал подписывать бумагу (давать разрешение), говоря, что «ты против советской власти» и т.п. Но о. Владимир сказал, что он воевал и имеет право пожаловаться и уже стал было уходить. Тот стал его возвращать, Батюшка отказывался. Тогда уже секретарь догнал его и посоветовал не шутить с такими людьми и тогда он вернулся. Уполномоченный стал мягче, но всё же стал снова отговаривать, говоря примерно так: «Дурачок, мы скоро всех попов сошлем, по телевизору последнего покажем, куда ты идешь? Даже предложил ему устроиться в театр, но о. Владимир не соглашался, говоря, что диплома у него нет и он самоучкой на клиросе научился петь. В конце концов поставил резолюцию с условием сотрудничать с ним; отец Владимир согласился, сказав, что и ап. Павел велит подчиняться властям. Впоследствии однако он «разочаровывал» этого уполномоченного. Например однажды не принес ему антиминс для того,  чтобы уполномоченный смог закрыть храм (тогда он был диаконом), сказав, что не имеет права носить антиминс. Запрещали звонить в колокола, а у них в храме звон был всегда. И было много других случаев неподчинения безбожным властям.

Места, где о. Владимир служил в советское время, — Украина: Крым, Днепропетровск [то, что запомнилось из его рассказов]. Кое-что Батюшка вспомнил о Владыке Луке (Войно-Ясенецком), которого он хорошо знал. Рассказал [это Батюшка рассказывал не один раз], что в епархии у Владыки Луки был обычай каждого священника вызывать и проверять, как он служит, как говорит проповеди и прочее. Он сам на солее садился в кресло и слушал, как священник проповедует.

Однажды пришлось при Владыке проповедовать одному сельскому священнику. Евангелие читалось о любви, следовательно и проповедь должна была быть на эту тему. Этот батюшка говорил просто, с малороссийским акцентом, неумело. Владыка всё слушал, покашливая, и в конце сказал, что ничего из сказанного не понял и оставил этого батюшку в соборе где-то на месяц. И окончательно убедившись, что тот неспособен к проповеди, посоветовал ему читать по книге.

О Владыке Луке Батюшка сказал, что он умел быть и строгим и мягким. И потому в его епархии был порядок.

Вспомнил о. Владимир также случай со своим братом протоиереем Леонидом (Царство ему Небесное!). Архиеп. Лука благословлял священников всегда быть с наперсным крестом и в облачении везде: и в храме, и в миру. Однажды о. Леониду пришлось, кажется, куда-то спешить и он, чтобы люди его не задерживали, беря благословение на улице, снял наперсный крест. Потом покаялся в этом Владыке, который поначалу разгневался на него и хотел наложить на него епитимью (по-моему забрать крест на какое-то время). Но о. Леонид попросил прощения, упав в ноги Владыке, который смягчился, обнял его и сказал, что «ты — священник и пусть хоть целый троллейбус попросит благословения, отказывать нельзя и нужно благословить каждого. В качестве епитимьи Владыка назначил ему поклонов пятьдесят.

Еще один случай Батюшка не раз вспоминал. О том, как он на клиросе читал 50-й псалом. Один священнослужитель вышел из алтаря и попросил читать его быстрее. Он стал торопиться и сделал ошибку, пропустив союз «и» в этом псалме. Оказывается в алтаре [в это время] присутствовал Владыка Лука (о. Владимир не знал об этом) и, подозвав его к себе, стал отчитывать, Володя тогда со слезами упал Владыке в ноги, тот обнял его и посоветовал никогда не спешить в чтении молитв, говоря, что люди ведь слушают тебя и надо, чтобы всё [читаемое] было ясно и понятно.

Запомнился и другой случай, рассказанный сегодня Батюшкой. Один старый протоиерей и он, тогда молодой диакон, начинали служить Литургию в присутствии Владыки Луки. Этот отец протоиерей по привычке неблагоговейно перекрестился (не три раза как полагается), отец же Владимир привык креститься благоговейно (Батюшка даже показал как — два раза перекреститься, приложиться к Престолу и третий раз наложить крестное знамение), но на этот раз, последуя за этим протоиереем, тоже поспешил. Тогда Владыка сказал о. диакону показать, как надо креститься, этому старому священнику. Последний возмутился: «Что это, сопляк меня будет учить?» Тогда Владыка разгневался и повелел снимать крест и уходить. Этот батюшка тогда раскаялся и, упав в ноги архиеп. Луке, просил прощения и тот простил его, увещевая быть благоговейным.

Говорил Батюшка о Владыке Диомиде, что он пошел не туда, но начинал хорошо. Вспомнил об усопшем патриархе [Алексии], заметив, что его убили, а мы молчим.  Еще в Астрахани, говорил Батюшка, когда с патриархом случился приступ, туда приезжал митр. Кирилл (Гундяев) и предлагал тому уйти на покой и передать власть ему. Но покойный патриарх на это не соглашался, но многие полномочия передал Кириллу. Говорил [в качестве предположения], что убийство патр. Алексия — дело рук Кирилла; вроде были свидетели, видевшие очевидные следы убийства, но их заставили замолчать. Говорил, что хорошо было бы провести эксгумацию и экспертизу тела почившего патриарха.

Очень много говорил, какие безпорядки происходят и в рядовом духовенстве и среди высших  церковных властей.

Высказал о. Владимир свое желание, если было бы здоровье, ехать добиваться истины в самой Патриархии.

В ходе беседы о. Владимир с одобрением упомянул о митр. Германе за то, что на предложение Кирилла вступить в «его команду», тот отказался. Также с одобрением отозвался Батюшка о покойном патр. Алексии, заметив, что он останавливал апостасийные глобализационные процессы (и по сути за это и был убит).

….

В общем беседа с Батюшкой очень укрепила и вдохновила меня и о. Е., очевидно, помогла. Возвращался с большим подъемом духа. После нашей беседы Батюшка, как обычно, благословил нас — «Христос посреде нас» — «И есть и будет». Дал поцеловать свой крест с украшениями и подарил шоколадки.

Святыми молитвами отца Владимира помоги нам, Господи, избежать всякого зла и всякого лукавого ловления! Аминь.

Автор дневника

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s