Почему православному христианину нельзя быть экуменистом ч9


b_1435077039

ОСНОВАНИЕ ТРЕТЬЕ: ЭКУМЕНИЗМ ПРОТИВОРЕЧИТ ДОГМАТИЧЕСКОЙ И КАНОНИЧЕСКОЙ ПРАКТИКЕ ДРЕВНЕЙ ЦЕРКВИ
И СБЛИЖАЕТ ПРАВОСЛАВИЕ С ЕРЕСЯМИ

На Соборах древняя Церковь отделяла православную истину от еретической лжи, порывая с ересями всякие связи: и догматические, и канонические, и сакраментально-литургические. Нынешний же экуменизм, наоборот, пытается установить разнообразные связи в Православии с отдельными вероисповеданиями, в том числе с самыми еретическими, вступая тем самым в противоречие с практикой древней Церкви. <…>

Слово Божие повелевает нам не иметь ничего общего с еретиками. Святой апостол Павел наставляет: Еретика, после первого и второго вразумления, отвращайся (Тит. 3, 10). И еще: Умоляю вас, братия, остерегайтесь производящих разделения и соблазны, вопреки учению, которому вы научились, и уклоняйтесь от них (Рим. 16, 17). Сказано: «уклоняйтесь» (!), а не «сближайтесь с ними» (!).

Экуменизм же сближает православных христиан с еретиками. Среди экуменистов раздаются голоса об «интеркоммунионе», т.е. об общении в Таинствах между различными по вероисповеданию религиозными объединениями. Так, англикане уже причащаются вместе со старокатоликами, а в последнее время – и с методистами, которые крайне либерально смотрят на видимую церковь. С 1963 года англикане имеют полное «литургическое» общение с независимой Филиппинской «церковью», с которой вошла в общение с 1965 года и старокатолическая «церковь», хотя Филиппинская «церковь» не совсем свободна от унитаристских тенденций (см.: Международный старокатолический съезд в Вене // ЖМП. 1965. № 11. С. 52).

Этим подготавливается вхождение и Православной Церкви в литургическое общение сперва с более близкими к ней инославными исповеданиями, каковы римско-католическое и дохалкидонское (еретические монофизитские. – Примеч. ред.), а затем и с прочими объединениями, без предварительного устранения их догматических расхождений и противоречий с Православием. На VI-й Генеральной ассамблее ВСЦ в Ванкувере в 1983 году была пробита брешь – некоторые православные архиереи присутствовали на экуменической «литургии» архиепископа Кентерберийского с участием двух женщин – англиканских «священниц» (см.: ОТ. 30.09.1983. № 574. С. 1, 4).

Эти кощунственные действия противоречат Слову Божию, православному учению о Церкви как едином Теле Христовом, святым канонам и вековой церковной практике! <…> А что происходит ныне?! Некоторые «православные» экуменисты уже самочинно причащаются вместе с инославными, хотя прекрасно знают, что для православного христианина абсолютно недопустимо входить в сакраментальное общение с еретиками!

Проф. архимандрит Иустин (Попович) об этом рассуждает так: «Учение Православной Церкви об еретиках, выраженное Святыми Апостолами, Святыми Отцами и Святыми Соборами, гласит: ереси не суть Церковь и не могут быть Церковью. Потому они не могут иметь святых Таинств, особенно же Таинства Евхаристии, которое есть Таинство Таинств. <…> „Интеркоммунион“, т.е. взаимообщение с еретиками в святых Таинствах, особенно в Таинстве Божественной Евхаристии, есть самое нечестивое предательство в отношении ко Господу Иисусу Христу.

Прежде всего надо спросить, на какой экклезиологии и на каком богословии о Церкви основывается т.н. „интеркоммунион“? Целостное православное богословие о Церкви основывается и зиждется не на каком-то „интеркоммунионе“ („взаимообщении“), а на Богочеловеческой действительности „коммуниона“, т.е. на Богочеловеческом общении (ср.: 1 Кор.1,9;10,10–17; 2 Кор. 13, 13; Евр. 2, 14; 3, 14; 1 Ин. 1, 3). Понятие же „интеркоммуниона“ – „взаимообщения“ – само по себе противоречиво и совсем непонятно для православного соборного сознания.

Согласно пониманию соборной Христовой Церкви и сообразно с целостным православным Преданием, Православная Церковь не принимает существования других таинств за ее оградой и не смотрит на них как на таинства, пока человек не обратится через покаяние от еретической „церкви“, от лжецеркви – к Православной Христовой Церкви. Пока же человек остается вне Церкви, не будучи соединен с нею посредством покаяния, до тех пор он является для Церкви еретиком и неизбежно находится вне спасительного общения (= коммунио) с нею. „Ибо какое общение праведности с беззаконием? Что общего у света с тьмою?“ (2 Кор. 6, 14)» (Православная Церковь и экуменизм. Фессалоники, 1974. С. 228–230).

В силу глубоко обоснованных решений, принятых Вселенскими Соборами, Православная Церковь порвала всякое общение с еретиками: с арианами (унитарианами), несторианами, монофизитами, иконоборцами и пр. Сегодня же экуменизм вбирает в свое широкое лоно эти и многие другие ереси и требует, чтобы Православная Церковь входила в молитвенное и даже сакраментальное общение с ними!

Чтобы как-то обосновать это требование, экуменисты прибегают к придуманному протестантскими богословами аргументу, будто христианская вера не подлежит «вербализации; она-де есть мистическая реальность, которая ускользает от анализа и которую нельзя выразить в дефинициях, определяющих истину и заблуждение». <…>.

Экуменические деятели не скрывают, что единственной пока сферой сотрудничества между христианами различных исповеданий остается практическая деятельность и совместная евангелизация и что надо избегать вопросов вероучения, ибо «учение разделяет». По их мнению, не стоит особенно касаться догматов, поскольку среди христиан еще нет экуменического безразличия, появление которого ожидается в будущем, экуменически перевоспитанном молодом поколении. Подобный дух отхода от догматов постепенно создается в результате частых экуменических контактов и впредь будет усиливаться путем экуменического воспитания и образования. Оно будет осуществляться прежде всего введением в высшие богословские школы специальной дисциплины, называемой «экуменическое богословие», которая будет приглушать еретические заблуждения не через их опровержение, а внушая уважение к любой ереси и пропагандируя симпатию ко всякому чужому убеждению. «Экуменическое богословие» будет сначала умалять значение Вселенских Соборов, а затем начнет их подрывать и отрицать.

Отрицание Вселенских Соборов означает, однако, отрицание церковного сознания, выразившегося в церковно-соборных постановлениях, ибо эти Соборы являются верховным церковным органом деятельного раскрытия голоса Церкви. В Апостольском Соборе, созванном в 51-м году в Иерусалиме, мы имеем первообраз всех дальнейших церковных Соборов – Вселенских и Поместных. Имея Святое Евангелие, в котором содержится все необходимое для спасения, святые Апостолы нашли нужным принять соборное решение по возникшему вопросу – должны ли крещающиеся язычники предварительно обрезываться? Апостолы, собравшись вместе для рассмотрения этого вопроса (см.: Деян. 15, 6), единодушно постановили освободить язычников от бремени ветхозаветного обрезания, которое стало ненужным с наступлением Нового Завета благодати Христовой (см.: Гал. 6, 15).

Решение было принято по внушению свыше, при содействии Святаго Духа, руководящего судьбами Церкви. Потому святые Апостолы написали уверовавшим язычникам: Угодно Святому Духу и нам не возлагать на вас никакого бремени более, кроме сего необходимого: воздерживаться от идоложертвенного и крови, и удавленины, и блуда, и не делать другим того, чего себе не хотите (Деян. 15, 28–29). Формула «Изволися бо Святому Духу и нам» повторялась с тех пор на всех Вселенских и Поместных Соборах как их незыблемое основание.

Святые Апостолы провозгласили принятое соборное постановление как Богодухновенное определение, обязательное для всех членов Церкви. Смело можно сказать, что оно является первым правилом создавшегося отныне кодекса церковных канонических правил. Как повествует Дееписатель, святой Апостол Лука, святые Апостолы Павел и Сила, обходя малоазийские Церкви, учили всех обращающихся ко Христу соблюдать определения, постановленные апостолами и пресвитерами в Иерусалиме (Там же. 16, 4).

С тех пор Поместные и Вселенские Соборы, созываемые по образцу Апостольского Собора, ссылаясь на авторитет Святаго Духа, обязывают всех православно верующих строго соблюдать принятые ими решения догматического и канонического характера.

В наши дни эта законодательная власть Церкви расшатывается экуменическим движением, которое домогается подменить собою авторитет Соборов. Это обвинение правильно выдвинуто Священным Синодом Русской Православной Церкви в его «Послании о V-й ассамблее ВСЦ и ее результатах», где высказано предположение, что «Всемирный совет церквей может в будущем стать некоей „сверхцерковью“» (см.: ЖМП. 1976. № 4. С. 8). «Отдельные симптомы этого,– говорится в Послании, – проскальзывают иногда (как это было и на ассамблее в Найроби) в завуалированном виде общих рассуждений об „особом пророческом служении“ административного аппарата Всемирного совета церквей в Женеве. <…> Отсюда один шаг к соблазнительной и опасной идее об особом экклезиологическом значении Всемирного совета церквей и его центрального аппарата в Женеве», который уже начинает законодательствовать (см.: Там же).

В качестве примера, демонстрирующего тот факт, что экуменисты не стесняются порицать Православные Соборы, приведем высказывание одного из вице-президентов ВСЦ в 1971 году д-ра Е. Пейна, который, обсуждая вопрос о единстве и согласии среди церквей, так высказался о Сардикийском соборе: «Собор, заседавший в Сардике (современная София. – Примеч. ред.) в 343 году, к сожалению, не сумел разрешить противоречия между верующими (под «верующими» Пейн понимает и ариан наравне с православными. – Примеч. архим. С.А. и архим. С.Я.). К несчастью, этот Собор привел к еще большему напряжению и еще большим недоразумениям» (Церковный вестник. София, 1972. № 5. С. 4). Указывая на это как на «серьезное предупреждение всем нам», Пейн намерен внушить, что не следует повторять «ошибок» прежних Соборов, которые якобы разъединяли верующих, а надо идти компромиссным путем объединения всех деноминаций посредством ВСЦ. Из этих слов Пейна следует, что Православие, которое доселе так твердо стояло за свои Соборы, должно ради экуменизма отступить от них, поскольку они якобы «не сумели разрешить противоречия между верующими».

Нельзя православному христианину участвовать в движении, которое своим инклюзивистским духом хочет сблизить православных с еретиками, отвергнув православные Поместные и Вселенские Соборы, на которых утвердилось Православное учение!

Источник

Реклама