Священник Александр Хлебников: «Царские дочери».


5514

Такие чистые глаза,
Такие добрые улыбки.
Четыре дочери Царя,
Четыре светлых, святых ликов.
Младенческую чистоту храня,
Хранили Вы в сердцах своих
Любовь и милость.
И Ваша память
Будет вечно, светла и чиста.
И души Ваши в радости в Раю
Пребудут у Спасителя Христа.
И нас нести свой Крест,
И чистоту хранить.
Молитвами своими научите.

«Над десятками миллионов большевицких убийств каким-то страшным, символическим рекордом, непревзойденным по своей гнусности «высшим достижением» большевизма — маячит и будет маячить в веках убийство Государя Императора и его Семьи.

Здесь нельзя говорить даже о расстреле — эта казнь предполагает суд. Людовик XVI предстал перед каким-то — пусть и неправомочным, но все-таки судом. Людовику были предъявлены какие-то — не совсем уж вымышленные — обвинения в сношениях с «иностранными интервентами» и в попытке отстоять свой престол штыками иностранных монархов. Николай II никаких «интервенций» не предпринимал. Ни в каких «заговорах против республики» не участвовал. Никаких обвинений ему предъявлено не было, и никаким судом он судим не был. Это было убийство — исключительное по своей жестокости и гнусности: убийство детей на глазах отца, и матери — на глазах детей. Это убийство лежит тяжелым и кровавым пятном на совести русского народа, и в особенности на совести тех, кто в свое время был близок к Государю»

И.Л. Солоневич «Цареубийцы»

Коля Деревенко, сын личного врача Царевича Алексия доктора В.Н.Деревенко, который последовал за Царской Семьёй в ссылку. Николай Владимирович дожил до 97-летнего возраста в эмиграции в Бразилии. Он никогда не рассказывал о своих детских впечатлениях, о Царственных мучениках. Однажды когда его очень настойчиво просили рассказать свои детские воспоминания, он не выдержал и с отчаянием воскликнул: «Как ты не понимаешь, что я всю жизнь стараюсь забыть этот ужас! Если бы я дал волю своим воспоминаниям, я бы не смог жить, не мог бы работать, не мог бы существовать, сошёл с ума».
Что так потрясло душу 12-летнего мальчика, какие воспоминания 80-летней давности остались для него пыткой?
«…Как же вы не поймёте, я просыпаюсь… и мне плакать хочется… я не живу – я существую!» — говорил 97-летний друг Цесаревича.

Страница о.Александра

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s