Измена Великого Князя Кирилла в дни Февральской революции


veoexrzjenjslb20kphpqehrbe20szhkeujhstxx20yupkzoekhtwlzkhmghacvoej

Сейчас же рассмотрим наиболее вопиющее нарушение Вел. Кн. Кириллом Владимировичем Основных Законов — нарушение им присяги на верность Императору и его наследнику (ст.ст. 56, 220).

Председатель Думы М.В. Родзянко подробно описал, как еще накануне революции Вел. Кн. Кирилл Владимирович и его мать склоняли его к заговору против Государя с намерением «уничтожить Императрицу».[49] Подобные планы заговора подтверждал французский посол в России Палеолог,[50] а позже С. Мельгунов, добавляя: «Из других источников я знаю о каком-то таинственном совещании на загородной даче, где определенно шел вопрос о цареубийстве: только ли императрицы?».[51]

Даже если счесть это неосуществленными замыслами — в любом случае несомненно участие Вел. Кн. Кирилла Владимировича в Февральской революции. 1 марта 1917 г., еще до отречения Государя, он в нарушение присяги снял свой Гвардейский экипаж с охраны Царской Семьи и привел его под красным флагом в распоряжение революционной власти. Достоин ли он был Престола после этой измены?

Это не сплетня[52] (как считает М. Александров в брошюре Кому мешает Великий Князь). Это факт, зафиксированный многочисленными очевидцами, историками и газетами.[53] Об этом можно прочесть и в известнейшем труде генерала Н.Н. Головина: «Великий Князь Кирилл Владимирович… присоединяется к восставшим и призывает к этому и другие войска»;[54] Головин приводит текст этого призыва, разосланного начальникам частей царскосельского гарнизона. Дворцовый Комендант В.Н. Воейков в своей книге также подтверждает этот призыв Вел. Кн. Кирилла: «Я и вверенный мне Гвардейский экипаж вполне присоединились к новому правительству. Уверен, что и вы, и вся вверенная вам часть также присоединитесь к нам. Командир Гвардейского экипажа Свиты Его Величества Контр-Адмирал Кирилл».[55]

Это же отмечают и февралисты. Например, будущий Главнокомандующий войсками Петроградского военного округа генерал-масон П.А. Половцов: «Появление Великого Князя под красным флагом было понято как отказ Императорской Фамилии от борьбы за свои прерогативы и как признание факта революции. Защитники монархии приуныли. А неделю спустя это впечатление было еще усилено появлением в печати интервью с великим князем Кириллом Владимировичем, начинавшееся словами: мой дворник и я, мы одинаково видели, что со старым правительством Россия потеряет все, и кончавшееся заявлением, что великий князь доволен быть свободным гражданином и что над его дворцом развевается красный флаг».[56]

Почти все указанные авторы, как и французский посол Палеолог, свидетельствовали, что над дворцом Вел. Кн. Кирилла Владимировича в те дни был вывешен красный флаг и что он в газетных интервью «самым недостойным образом порочил отрекшегося царя»[57] (это уже возмущенные слова ген. Врангеля). Одно из таких интервью Кирилл дал в своем дворце корреспонденту Биржевых ведомостей по предварительной договоренности и, следовательно, имел время хорошо продумать свои слова:

«… даже я, как великий князь, разве я не испытывал гнет старого режима?.. Разве я скрыл перед народом свои глубокие верования, разве я пошел против народа? Вместе с любимым мною гвардейским экипажем я пошел в Государственную Думу, этот храм народный… смею думать, что с падением старого режима удастся, наконец, вздохнуть свободно в свободной России и мне… впереди я вижу лишь сияющие звезды народного счастья…».[58] Посетившим его членам Думы Кирилл заявил: «Мы все заодно… Мы все желаем образования настоящего русского правительства».[59a]

А вот слова Кирилла об аресте Царской Семьи: «Исключительные обстоятельства требуют исключительных мероприятий. Вот почему лишение свободы Николая и его супруги оправдываются событиями…».[59b]

Таким образом, к нарушению Великим Князем Кириллом церковных канонов и Основных Законов добавилась государственная измена. Члены Императорского Дома тоже подлежат суду за уголовные и государственные преступления,[60] и, разумеется, в случае судебного разбирательства подобная измена Великого Князя привела бы не только к лишению его права на Престол, но и к строжайшему уголовному наказанию. Однако ни он, ни его потомки никогда не выражали раскаяния или даже малейшего сожаления в этой измене, а оправдывали ее теми или иными соображениями, отрицая или извращая очевидные факты.[61] Сам Вел. Кн. Кирилл в своих воспоминаниях утверждает, что повел Гвардейский экипаж в Думу «для восстановления порядка» и по «приказу правительства»,[62] — имея в виду под правительством революционный Временный Комитет Госдумы, незаконно возникший после ее роспуска Государем.

Хотя ясно, что Кирилловичи не могли не сознавать эту измену как таковую, ибо других они упрекали даже в меньших грехах. Например, осуждали Вел. Кн. Николая Николаевича, подтолкнувшего Государя к отречению: «подобное предложение от члена царской семьи равносильно предательству»,[63] — негодовал позже сын Кирилла. Его внучка, Мария Владимировна, даже утверждает, что в их семье бережно хранилась память об «Императоре-Мученике… непонятом и очерненном потомками»…[64]

Никогда не упоминается Кирилловичами и после-февральский письменный отказ Вел. Кн. Кирилла от прав на Престол с передачей этого вопроса на будущую волю народа: «Относительно прав наших и в частности и моего на престолонаследие, я, горячо любя свою Родину, всецело присоединяюсь к мыслям, которые высказаны в акте отказа Великого Князя Михаила Александровича»[65] (приложение 11). Владимир Кириллович даже отрицал, что этот отказ его отца существовал…[66]

[49]. Родзянко М.В. Крушение империи // Архив русской революции. Берлин. 1926. Т. XVII. (Репринт: Москва. 1993). С. 158-159.
[50]. Paleologue M. La Russie des tsars pendant la grande guerre. Paris. 1921-1922.
[51]. Мельгунов С. На путях к дворцовому перевороту. Париж. 1938. С. 133-135.
[52]. Александров М. Указ. соч. С. 15.
[53]. Напр.: Великий князь Кирилл Владимирович в Гос. Думе // Биржевые ведомости. Петроград. 1917. № 16120 (утренний выпуск). 5 марта. С. 5; Русские ведомости. Москва. № 48. 2 марта. С. 3.
[54]. Головин Н. Российская контрреволюция в 1917-1918 гг. Париж. 1937. Ч. I. С. 17.
[55]. Воейков В. С Царем и без Царя. Гельсингфорс. 1936. С. 251.
[56]. Половцов П. Дни затмения. Париж. Б. г. (1925). С. 17-18.
[57]. Воспоминания Генерала Барона П.Н. Врангеля. Франкфурт-на-Майне. 1969. С. 24. (Репринт: Москва. 1992. 4.1. С. 32.)
[58]. У великого князя Кирилла Владимировича // Биржевые ведомости. 1917. № 16127 (вечерний выпуск). 9/22 марта. С. 1.
[59a]. Обращение Великого Князя Кирилла Владимировича к членам Г. Думы // Свет. Петроград. 1917. № 53. 5 марта. С. 3.
[59b]. Петроградская газета. 1917. № 58. 9 марта (Прим. к 3-му изданию.)
[60]. Зызыкин М. Царская власть… С. 104, 107, 138.
[61]. Великий Князь Владимир Кириллович, Великая Княгиня Леонида Георгиевна. Россия в нашем сердце. С. 12.
[62]. Великий Князь Кирилл Владимирович. Моя жизнь на службе России. С. 241-242.
[63]. Дом Романовых // Комсомольская правда. Москва. 1991. 7 сент.; Великий Князь Владимир Кириллович, Великая Княгиня Леонида Георгиевна. Россия в нашем сердце. С. 11, 128.
[64]. Российский Императорский Дом сегодня. (Библиотечка альманаха Дворянское Собрание. № 2). Москва. 1994. С.13.
[65]. ГАРФ, ф. 601, оп. 1, д. 1263, л. 3.
[66]. Великий Князь Владимир Кириллович, Великая Княгиня Леонида Георгиевна. Россия в нашем сердце. С. 22.

Источник

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s