Отеческое упование


173-15

Любы <…> всему веру емлет,
вся уповает <…>.
Любы николиже отпадает.
1 Кор. 13, 4–8

От редакции газеты «Православный Крест»: 

В нынешнем году мы с особым вниманием обращаемся к прошлому и размышляем о причинах и смысле событий своей истории начала XX века. Но их невозможно понять вне контекста истинных представлений о Царе-Мученике Николае II – к сожалению, помраченных в умах целых поколений множеством превратных штампов. Десятилетиями нам внушалось, что одним из факторов революции стало правление слабого, безвольного человека, не способного к решению возникавших проблем. Хотя даже при поверхностном рассмотрении в этой версии возникают очевидные нестыковки (например, зачем нужно было столь коварно и жестко уничтожать «слабого» Государя, якобы уже не игравшего никакой роли в судьбе страны?)…

Публикуемые ниже фрагменты Высочайшего Манифеста от 26 февраля 1903 года (цит. по: Русская мысль. М., 1903. С. 205) проливают свет на вопрос отношения Императора к своей власти и выявляют иных виновников крушения русской православной государственности – как откровенных ее врагов, так и наших предков, не оправдавших царских надежд и любовного отеческого доверия.

ВЛАСТЬ КАК СВЯЩЕННЫЙ ДОЛГ

«Изволением Промысла Божия вступив на прародительский престол, Мы приняли священный обет пред лицом Всевышнего и совестью Нашею свято блюсти вековые устои державы Российской и посвятить жизнь Нашу служению возлюбленному Отечеству.

В неусыпных заботах о подданных Наших Мы обрели пути к осуществлению народного блага в разуме приснопамятных дел державных Наших предшественников и прежде всего незабвенного родителя Нашего.

Богу всемогущему угодно было в неисповедимых путях Своих прервать преждевременною кончиною державные труды возлюбленного родителя Нашего и тем возложить на Нас священный долг довершить начатое им дело укрепления порядка и правды в Русской земле в соответствии с возникающими потребностями народной жизни».

ПАГУБНОСТЬ СМУТЫ

«К глубокому прискорбию Нашему, смута, посеянная отчасти замыслами, враждебными государственному порядку, отчасти увлечением началами, чуждыми русской жизни, препятствует общей работе по улучшению народного благосостояния.

Смута эта, волнуя умы, отвлекает их от производительного труда и нередко приводит к гибели молодые силы, дорогие Нашему сердцу и необходимые их семьям и Родине».
Заметим, что на момент издания Манифеста до начала русско-японской войны и якобы вызванной ею революции оставался еще целый год, а Государь в первых строках документа уже указывает на смуту как на основную проблему, мешавшую развитию страны.

Если вспомнить, с какой стремительностью росло благосостояние народа в годы царствования Николая II, то нетрудно представить возможное при действительно верноподданном образованном слое процветание России в ближайшем будущем.

ВЕРА В ЛЮДЕЙ 

«Требуя от всех исполнителей Нашей воли – как высших, так низших, – твердого противодействия всякому нарушению правильного течения народной жизни и уповая на честное исполнение всеми и каждым их служебного и общественного долга, Мы с непреклонною решимостью незамедлительно удовлетворить назревшим нуждам государственным признали за благо…»

Обратите внимание на царские слова об уповании на честное исполнение подданными своего долга. Подобные изречения содержат и последующие Манифесты Императора. При этом, несмотря на многочисленные сложности, со своей стороны он употреблял все доступные меры для повышения уровня жизни в Отечестве.

ЗАБОТА О ДУХОВЕНСТВЕ

«…Продолжать деятельное проведение в жизнь мероприятий, направленных к улучшению имущественного положения православного сельского духовенства, усугубляя плодотворное участие священнослужителей в духовной и общественной жизни их паствы».
Здесь видна забота Государя об улучшении быта сельских пастырей, чтобы снискание хлеба насущного не отвлекало их от основной задачи – духовного окормления верующего крестьянства.

«УСТОИ» РУССКОЙ СЕЛЬСКОЙ ЖИЗНИ 

«В соответствии с предлежащими задачами по упрочению народного хозяйства, направить деятельность государственных кредитных учреждений, особливо дворянского и крестьянского поземельных банков, к вящему укреплению и развитию благосостояния основных устоев русской сельской жизни – поместного дворянства и крестьянства».
Характерно, что Государь называет столпами сельской жизни равно и поместное дворянство, и крестьянство.

ПОДГОТОВКА РЕФОРМЫ

«Предначертанные Нами труды по пересмотру законодательства о сельском состоянии, по их первоначальном выполнении в указанном Нами порядке, передать на места для дальнейшей их разработки и согласования с местными особенностями в губернских совещаниях, при ближайшем участии достойнейших деятелей, доверием общественным облеченных.

В основу сих трудов положить неприкосновенность общинного строя крестьянского землевладения, изыскав одновременно способы к облегчению отдельным крестьянам выхода из общины.

Принять безотлагательно меры к отмене стеснительной для крестьян круговой поруки. Преобразовать губернское и уездное управление для усиления способов непосредственного удовлетворения многообразных нужд земской жизни трудами местных людей, руководимых сильной и закономерной властью, пред Нами строго ответственною.

Поставить задачею дальнейшего упорядочения местного быта сближение общественного управления с деятельностью приходских попечительств при православных церквах – там, где это представится возможным».

В этом разделе Манифеста речь идет о подготовке реформы, названной впоследствии «столыпинской», хотя правильнее именовать ее «николаевской». Как всегда, очень аккуратно, чтобы не возбуждать преждевременно нежелательных толков, Государь говорит пока только об облегчении выхода из общины и отмене круговой поруки.

Также примечательно планирование широкого привлечения к решению проблем государственного управления общественных сил – еще до всяких Госдум. В «рабоче-крестьянском» советском периоде нашей истории не наблюдалось ничего подобного, не говоря уже о нынешнем времени. Воистину, как изрек граф-дипломат П.Н. Игнатьев, Российская Империя была сверхдемократической державой.

УТВЕРЖДЕНИЕ НРАВСТВЕННЫХ НАЧАЛ 

«Призывая всех Наших верноподданных содействовать Нам к утверждению в семье, в школе и общественной жизни нравственных начал, при которых под сенью самодержавной власти только и могут развиваться народное благосостояние и уверенность каждого в прочности его прав, Мы повелеваем Нашим министрам и главноуправляющим отдельными частями, к ведомству коих сие относится, представить Нам соображения о порядке исполнения предначертаний Наших».

ОСНОВЫ ПОРЯДКА

«Господь Вседержитель да ниспошлет благословение на царственный труд Наш и да поможет Он Нам при тесном единении всех верных сынов Отечества исполнить Наши помышления об усовершенствовании государственного порядка установлением прочного строя местной жизни как главного условия преуспеяния державы Нашей на твердых основах веры, закона и власти».

В одном из своих рассказов зараженный либерально-революционным духом писатель А. Куприн (1970–1938) заявил, что слова английского гимна «никогда, никогда, никогда англичанин не будет рабом» – «заставляют нас, русских, плакать от безсильного волнения».

Читая строки царского Манифеста, которые действительно сейчас «заставляют нас, русских, плакать от безсильного волнения», невольно задаешься вопросом: понял ли Куприн, вместе с прочей «братией» Серебряного века подрывавший вековые устои России, – понял ли хотя бы в эмиграции, что ему довелось родиться и жить в самой лучшей стране мира?!

…Следующий Манифест Императора был датирован уже февралем 1905 года и связан с гибелью от руки убийцы первого мученика Дома Романовых Великого Князя Сергия Александровича…

Подготовила Татьяна ВИНОГРАДОВА

По книге Б. ГАЛЕНИНА «Царская школа» (М., 2013)

Реклама