Прерывание поминовения — единственная действенная мера против ереси. Замечания канонического порядка


teolog-mihai-silviu-chirila_sinaxa

Доклад на Румынском антиэкуменическом синаксисе 18 июня 2017 года

Богослов Михай-Сильвиу Кирилэ

Отложение от еретика в Священном Писании

Отложение от человека-еретика — это заповедь Священного Писания, по словам святого апостола Павла и святого апостола и евангелиста Иоанна. Святой апостол Павел советует Титу: Еретика, после первого и второго вразумления, отвращайся, зная, что таковой развратился и грешит, будучи самоосужден (Тит. 3: 10–11; выделено нами. — Авт.).

В Послании к Римлянам святой апостол Павел предупреждает: Умоляю вас, братия, остерегайтесь производящих разделения и соблазны, вопреки учению, которому вы научились, и уклоняйтесь от них (Рим. 16: 17; выделено нами. — Авт.).

В Послании к Галатам святой апостол Павел говорит: Но если бы даже мы или Ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы благовествовали вам, да будет анафема. Как прежде мы сказали, так и теперь еще говорю: кто благовествует вам не то, что вы приняли, да будет анафема (Гал. 1: 8–9).

В свою очередь, святой апостол и евангелист Иоанн учит: Кто приходит к вам и не приносит сего учения, того не принимайте в дом и не приветствуйте его. Ибо приветствующий его участвует в злых делах его (2 Ин. 1: 10–11; выделено нами. — Авт.).

Канонические основания для прерывания поминовения

Поминовение иерарха на богослужениях имеет два значения: оно указывает на подчинение священника соответствующему иерарху и то, что священник проповедует учения, которым учит иерарх, которого он поминает. По данной причине прерывание поминовение иерарха по какой бы то ни было причине, за исключением его ереси, считается расколом и карается лишением соответствующего священника сана. В условиях, когда иерарх открыто проповедует ересь, продолжение его поминовения означает, что поминающий священник является причастником ереси, которую проповедует епископ публично, а следовательно, на Суде Христовом он будет иметь одну участь с епископом-еретиком, с которым остается в общении.

Существуют два священных канона, предусматривающие, что в случае, если местный иерарх обличен в том, что учит ереси, священник должен иметь право оградиться от данной ереси путем прерывания поминовения иерарха на святых богослужениях, — это 31-е Апостольское правило и 15-е правило Двукратного Константинопольского Собора.

31-е Апостольское правило — «Аще который пресвитер, презрев собственного епископа, отдельно собрания творити будет, и алтарь иной водрузит, не обличив судом епископа ни в чем противном благочестию и правде: да будет извержен, яко любоначальный. Ибо есть похититель власти. Такожде извержены да будут и прочие из клира, к нему приложившиеся. Миряне же да будут отлучены от общения церковного. И сие да будет по едином, и втором, и третием увещании от епископа»1 — относится к осуждению священника, который отделится от своего епископа по любой иной причине, кроме ереси, как следует из толкования Пидалиона: «Всякий пресвитер, который опорочит своего епископа и, не узнав, что тот явно погрешает или в благочестии, или в правде, то есть не узнав о нем, что он явно или еретик, или неправ…»2 (выделено нами. — Авт.).

Толкование вводит союз «или», тем самым показывая, что, чтобы прервать поминовение епископа, не нужно, чтобы выполнялись оба условия — чтобы он был и еретик, и неправ, поскольку достаточно, чтобы выполнялось одно из двух условий.

Когда священник прерывает поминовение по причине причастности иерарха к ереси, толкование 31-го Апостольского правила гласит, что он не может быть подвержен никакому наказанию: «А которые отделяются от своего епископа прежде соборного исследования потому, что он проповедует вслух всех какое-либо скверное мнение или ересь, таковые не только исследованию вышестоящих не подлежат, но и удостаиваются чести, подобающей православным, по 15-му правилу Двукратного Собора»3 (выделено нами. — Авт.).

Толкование вводит упомянутое 15-м правилом Двукратного Собора условие отделения от епископа-еретика прежде соборного расследования, однако говорит о проповедании епископом какой-либо ереси вообще, без того, чтобы удержать уточнение 15-го правила о том, что ересь должна быть осуждена Святыми Соборами или Святыми Отцами.

Данное понимание правила разделяет и профессор канонического права Иоанн Н. Флока, чей учебник по православному праву является нормативным для современных румынских богословских школ, в своем сочинении Каноны Православной Церкви, примечания и комментарии: «Установляется, что сообщники клириков-раскольников подпадают под то же осуждение, разумеется, если они не отделяются от своего епископа по веским причинам, каковы отклонение епископа от правой веры и от праведного поведения. Из текста канона следует, что в подобных случаях клирики свободны отделиться от своего епископа, то есть выйти из послушания ему»4 (выделено нами. — Авт.).

У 15-го правила имеются две части: первая, говорящая об обязательности поминовения вышестоящего иерарха и об отношениях между митрополитом и патриархом с данной точки зрения и являющаяся продолжением 13-го и 14-го правил, в которых регламентируются отношения между священником и епископом и, соответственно, между епископом и митрополитом с точки зрения поминовения их на богослужениях. Вторая часть правила, сформулированная таким образом: «отделяющиеся от общения с предстоятелем, ради некия ереси, осужденныя Святыми Соборами или отцами, когда, то есть, он проповедует ересь всенародно, и учит оной открыто в церкви, таковые аще и оградят себя от общения с глаголемым епископом, прежде соборнаго разсмотрения, не токмо не подлежат положенной правилами епитимии, но и достойны чести, подобающей православным. Ибо они осудили не епископов, а лжеепископов и лжеучителей, и не расколом пресекли единство Церкви, но потщились охранити Церковь от расколов и разделений», — позволяет священнику прервать поминовение своего иерарха в ситуации, когда последний будет публично проповедовать ересь.

Вторая часть канона вводит исключение, касающееся ситуации с ересью в 13-м, 14-м правилах и первой части 15-го правила, поскольку данные правила относятся к ситуации, когда священник, епископ или митрополит прерывают поминовение «по причине некоторых обвинений», то есть за любое иное дело, которое совершил непоминаемый иерарх (толкование канона приводит и два примера подобных дел: блудодеяние и святотатство5), за исключением ереси, для которой канон разрешает, во второй части, чтобы священник, епископ или митрополит отделились от своих предстоятелей прежде соборного расследования. Тот факт, что и священник имеет право делать это, следует из формулировки «отделяющиеся от общения с предстоятелем», что включает и священников, и из той связи, которую проводит толкование 31-го Апостольского правила (говорящее строго о прерывании священником поминовения иерарха) со второй частью 15-го правила Двукратного Собора.

Комментируя 15-е правило Двукратного Собора, профессор Иоанн Флока утверждает, что, «принимая во внимание положения 13-го и 15-го правил, в нем отмечается, что они предусматривают только ситуацию, когда те, о ком идет речь, провоцируют раскол по отношению к своему вышестоящему начальнику, ссылаясь на определенные преступления, совершенные им, но не доказанные. В случае, когда вышестоящий публично проповедует в храме какое-либо еретическое учение, тогда соответствующие [священники. — Авт.] имеют право и долг немедленно отделиться от данного вышестоящего. В данном случае они не только не будут наказаны, но и будут похвалены, поскольку законно осудили виновного и не восстали против него»6 (выделено нами. — Авт.).

Комментарий отца Иоанна Флоки вводит в понимание данного канона несколько очень важных моментов:

  1. Он [канон] строго не ставит условия публичного проповедания некой ереси, осужденной Святыми Соборами или Святыми Отцами, при этом подразумевается, что речь идет о ереси вообще, которая осуждена и соборами, и отцами тем самым, что противоречит их учению, а не только о какой-то одной определенной ереси, уже осужденной ими;
  2. Прерывание поминовения воспринимается как право и как долг священника;
  3. Прерывание поминовения должно совершаться немедленно, как только стало известно о наличии ереси в проповеди епископа;
  4. Священник, который прервал поминовение, законно осудил виновного и не восстал против него.

Долг священника прервать поминовение проистекает, прежде всего, из его статуса пастыря стада Христова. В данном качестве он несет долг слушать Христа, слово Его Евангелия, учения Святых Отцов и священных канонов, как обещал это в Присяге, которую давал при рукоположении, когда говорил: «Во всю свою жизнь буду руководствоваться учениями Святого Евангелия, Святых Апостолов, священными канонами и учениями Святых Отцов Православной Церкви»7.

Повиновение и преданность епископу, как понимает их даже присяга, даваемая на хиротонии, на которую часто ссылаются консистории, судящие священников – исповедников веры, являются обязательными для той ситуации, когда епископ, в свою очередь, тоже исполняет обет, данный им на его рукоположении в архиерея, хранить все священные догматические и канонические учения Церкви, учения Святых Отцов и православное Священное Предание. Но в тот момент, когда епископ более не руководствуется ими, священник должен остаться покорным Христу и Его Церкви, как отмечает это и отец Иустин (Пырву): «Наши иерархи, когда облекаются епископией в полномочия, дают клятву в том, что обязываются хранить правую веру и семь Вселенских Соборов. Если же они нарушают клятву, тогда они больше не епископы, больше не повинуются своим начальникам, своим пастырям. А если они не подчиняются своим начальникам, то есть Святым Отцам, то как могут требовать от нас послушания? Мы не слушаем воров, но голос Церкви, говорящий через Святых Отцов, а не через умы, охмелевшие от позолоченных митр на голове»8.

Священнику, остающемуся покорным Христу и Церкви, Святым Апостолам, Святым Отцам и Святым Вселенским Соборам, не могут быть вменены догматическое отклонение по несоблюдению клятвы в церковной верности (ст. 14 Регламента9), или административные дисциплинарные отклонения по отношению к церковной власти (ст. 34 Регламента), или публичное противоречие официальной позиции Церкви (ст. 39 Регламента), на основании которых уже были неканонически лишены сана священники — исповедники веры.

Тот факт, что эти два канона, 31-е Апостольское правило и 15-е правило Двукратного Собора, не носят императивного характера, в силу которого священник просто-напросто обязывался бы прервать поминовение, не означает, что они факультативны [необязательны], а то, что они предполагают действие живой священнической совести служителя алтаря, призванного принять меру, требуемую и позволяемую соответствующими канонами. Обязательный характер задан и тяжелыми последствиями, которые влечет за собой пребывание в общении с еретиками и которые подчеркнуты другими канонами Святой Церкви.

В пользу обязательности данного канона говорит и второй тезис 3-го правила III Вселенского Собора, который повелевает священникам не оставаться в общении с еретиками и послушании им, осужденным на соответствующем соборе: «Вообще повелеваем, чтобы единомудрствующие с православным и Вселенским Собором члены клира, отнюдь никаким образом, не были подчинены отступившим или отступающим от Православия епископам»10.

Канон относится к пребыванию в общении с Несторием после его осуждения Вселенским Собором как еретика и реабилитирует тех, кто имел смелость и православную священническую совесть противостать тому же Несторию до того, как он был осужден. Отсюда следует, что неповиновение епископу-еретику, еще не осужденному Вселенским Собором, является, самое малое, нравственным, если даже не юридическим, императивом.

Предписания священных канонов обязательны для православных верующих, миряне ли они или клирики, даже если, учитывая различные контексты и реалии, их формулировка не всегда императивна. Независимо от того, признаём ли мы обязательный характер 15-го правила Двукратного Собора или нет, важным аспектом в акте прерывания поминовения является то, что данный канон разрешает священнику, желающему отделиться от ереси, проповедуемой его епископом, сделать это.

В тесной связи с нравственным долгом отделиться от епископа — проповедника ереси находится и неотложность прерывания поминовения. Священнику, который констатирует, что его епископ является еретиком, нужно выбрать между тем, оставаться ли ему в общении с данным епископом или последовать увещанию святителя Иоанна Златоуста, который говорит: «Если епископ твой еретик — беги, беги, беги от него, как от огня и как от змеи», — и священномученика Игнатия Богоносца: «Если бы твой епископ стал учить чему бы то ни было, кроме данного установления, даже если он живет в чистоте, или совершает знамения, или пророчествует, да будет он тебе как волк в овечьей шкуре, ибо работает на уничтожение душ»11.

Епархиальные консистории, судящие священников-исповедников нашей Церкви, совершают преднамеренную путаницу между законным осуждением лже-епископа за ересь и подачей судебного иска против епископа. Чтобы сохранить эту путаницу и выдать за истину то, будто священник не имеет права выдвигать обвинений против своего епископа, консисториане ссылаются на положения 6-го правила II Вселенского Собора, которое «регламентирует способ, каким можно выдвигать обвинение или начинать судебное разбирательство против епископов»12.

Прерывание поминовения из-за причастности епископа к еретическому учению не является ни судебным разбирательством против епископа, ни актом по его опорочению через несправедливое обвинение, а мерой неучастия в ереси, причастником которой он делается. 31-е Апостольское правило проводит различие между опорочением епископа в ситуации, когда он обвиняется в неподтвержденных делах, и прерыванием поминовения из-за ситуации участия в ереси, о котором [прерывании] оно дает понять, что оно не заключается в опорочении иерарха.

В свою очередь, 6-е правило II Вселенского Собора показывает процедуру, отличную от процедуры прерывания поминовения, именно потому, что они регламентируют разные ситуации: церковное судебное дело против епископа совершается через подачу прошения к судебным властям о вмешательстве, в котором [прошении] епископ обвиняется в совершении гражданских или церковных преступлений, тогда как процедура прерывания поминовения осуждает того, кто проповедует ересь, путем простого выявления данной ереси и позиционирования священником себя на стороне Православия, не требуя у церковной инстанции назначить какое-либо возмещение для священника, прерывающего поминовение, или осудить епископа за это, но предоставляя поместному или вселенскому собору судить епископа за соответствующую ересь. По данной причине выдвигаемое против священников обвинение в том, будто они подменяют собой собор, судя епископа, лишено сути.

Прерывание поминовения по причине ереси епископа не является расколом

Прерыванием поминовения епископа-еретика или причастного к ереси не учиняется никакого раскола, и не совершается отпадения священника от состояния благодати, и не становятся недействительными Святая Литургия и Таинства, совершаемые им. Если бы это было так, тогда Святые Отцы не разрешали бы этими двумя канонами практику прерывания поминовения иерарха священником, желающим оградиться от ереси, проповедуемой им.

Благодать священства дается Христом через совершение Святого Таинства Хиротонии епископом, являющимся совершителем Таинства, а не источником благодати. В случае если священник прерывает поминовение иерарха по любой иной причине, кроме ереси, тогда он становится виновным в расколе, согласно 31 Апостольскому правилу и 13-му правилу Двукратного Константинопольского Собора, и по этой причине может понести наказание в виде лишения сана, чем у него отнимается право совершать священническое служение. А поскольку непоминовение иерарха по причине ереси не является расколом, как это ясно показывает 15-е правило Двукратного Константинопольского Собора, но защитой Церкви от ереси и раскола, то действие благодати священства не может быть утрачено тем, кто оградился от ереси, проповедуемой иерархом, а Таинства, совершаемые данным священником, во всем действительны, как показывает это и 3-е правило III Вселенского Собора, даже в условиях, когда над священником официально было объявлено лишение сана. Более того, прерывающие поминовение епископа-еретика «не подлежат прещению вышеназванных, но и чести, подобающей православным, удостаиваются по 15-му правилу Двукратного Собора»13.

Центральное место епископа в Церкви обозначено как православным вероучением, так и практикой священных канонов. Существует, однако, условие для этой важной роли иерарха — это проповедание истины веры и хранение правой веры. Совершение Святых Таинств в Церкви тесно связано с исповеданием истинной веры, поскольку Таинства сами по себе, без правой веры, не являются спасительными. Поэтому в тот момент, когда епископ более не проповедует истину веры, он становится, как гласит 15-е правило Двукратного Собора, «лже-епископом и лже-учителем», и ему более не должно оказывать никакого послушания до тех пор, пока будет упорствовать в ереси.

Условия прерывания поминовения

Ошибочна та аргументация, что если епископ-еретик, который еще не был судим собором и не осужден, совершает лишение сана православного священника, прервавшего его поминовение из-за ереси, которую проповедует епископ, то лишение сана якобы является действительным, поскольку епископ еще обладает благодатью в силу того, что еще не подлежал суду и осуждению. Даже если до своего низложения собором епископ-еретик еще обладает освящающей благодатью, то лишение сана не является Таинством, чтобы быть связанным с благодатью того, кто его совершает, но дисциплинарной мерой, которая связана исключительно с виновностью того, к кому применяется мера.

В случае лишения сана за прерывание поминовения епископа-еретика на виновность священника ссылаться невозможно, поскольку его поступок подпадает под предписания 31-го Апостольского правила и 15-го правила Двукратного Собора. Что следует установить — так это то, соблюдались ли условия проповедания епископом ереси публично и в храме вслух всех. По данной причине III Вселенский Собор признал священства, совершённые Несторием, в которых освящающая благодать действовала несмотря на то, что он был еретиком, поскольку он еще не был низложен собором, но [Собор] аннулировал все лишения сана, совершённые им, поскольку лишенные сана были невиновны, и вместо того, чтобы лишать сана, их следовало бы чествовать как защитников Церкви.

Первое условие, которое должно выполнено, — это чтобы епископ проповедовал ересь. Дефиниция ереси из учебника по догматике такова, что ересь представляет собой мнение или вероучение, противоречащее Божественному Откровению. Следовательно, прерывание поминовения можно совершать с того момента, когда епископ проповедует вероучение, противоречащее учению Церкви, которого в ней придерживались всегда, все и всюду. Данная интерпретация исключает идею о том, будто поминовение можно прерывать только тогда, когда дело дойдет до «общего потира», поскольку интеркоммунион является финальной стадией впадения в ересь, моментом, когда прерывание поминовения будет уже запоздалым. «Общий потир» не что иное, как следствие ереси, тогда как причиной является неправильное вероучение, принятое епископом-еретиком, который обязан быть стражем православности мышления и проповедания Слова Божия.

15-е правило Двукратного Собора в качестве условия каноничности прерывания поминовения епископа требует, чтобы епископ проповедовал «какую-либо ересь, осужденную Святыми Соборами или Святыми Отцами»14. Существует соответствующая интерпретация, — которую используют в качестве отговорки в непрерывании поминовения некоторые священники, обученные богословской аргументации, и которую попыталось выдать за достоверную решение Святого Синода [Рум. ПЦ] от 16 декабря 2016 года, где преувеличивалось значение того, что экуменизм еще не был осужден каноничным православным собором или канонами, данными Святыми Отцами, — что прерывание поминовения можно совершать, только если епископ проповедует ересь, уже осужденную Святыми Соборами Церкви или Святыми Отцами. Интерпретация, однако, противоречит положению 3-го правила III Вселенского Собора, признавшего недействительными все лишения анна, совершенные Несторием над священниками, отказавшимися следовать ему в ереси, когда он был патриархом. В тот момент, когда Несторий совершил соответствующие лишения сана, ересь еще не была осуждена вселенским собором, поскольку осуждение совершилось на III Соборе, который и аннулировал соответствующие лишения сана.

Правильное понимание соотношения между ересью, проповедуемой епископом, и ее осуждением каноническим законодательством и святоотеческим мышлением имелось у таких святых, как святой Максим Исповедник, чья борьба против монофелитства проводилась до официального осуждения данной ереси, святой Григорий Палама, который прервал поминовение иерарха Иоанна Калекаса за его латинское мудрование до его осуждения, или, ближе к нашим дням, святой Паисий Святогорец, прервавший поминовение за еретические утверждения и дела вселенского патриарха его эпохи.

Следовательно, для того, чтобы священник прервал поминовение, достаточно, чтобы ересь, которую епископ проповедует, была осуждена священными канонами или Святыми Отцами в том смысле, что она противоречит всему, что было установлено до сих пор ими и разумом Церкви в целом. К данном выводу нас приводит и использование союза «или» в выражении «Святые Соборы или Святые Отцы», указывающее, что необязательно должно иметься окончательное соборное решение, которое осудило бы ересь, проповедуемую епископом, для того, чтобы священники прервали его поминовение, но достаточно, чтобы данная ересь была осуждена разумом Святых Отцов, а не непременно канонами Святых Отцов. Если бы прерывание поминовения действовало только по отношению к ересям прошлого, оно уже не могло бы служить способом защиты Церкви от ересей настоящего.

Другим условием для прерывания поминовения является проповедание ереси открытым лицем, то есть публично и безо всяких ограничений. Участие в соборе якобы всеправославного характера и подписание еретических документов, принятых им, или их молчаливое принятие дополняют условие проповедания ереси публично. Сообщения о мире и спокойствии в Церкви, в которых иерархи заверяют верующих, будто официализация экуменизма на всеправославном уровне не произвела никаких изменений на уровне православной экклезиологии и будто Православие находится в безопасности, или осуждение тех, кто борется против Критского собора, как раскольников, которые, по выражению окружного пасхального послания, разосланного по всем храмам Ясской архиепископии, «по безосновательным причинам обвиняют в вероучительных ошибках Критский собор»15, полностью удовлетворяют условию открытого проповедания ереси в Церкви.

Применительно к ситуации, созданной Критским псевдособором, можно сказать, что тут выполняются оба условия, выдвигаемые 15-м правилом Двукратного собора, поскольку епископы — участники данного собора подписали документы еретического характера, которые они преподнесли всему миру как являющиеся православными, а, между тем, данные документы содержат еретические идеи, осужденные как Вселенскими Соборами древности (идеи о том, будто ереси являются «церквами», будто единство Церкви было утрачено, будто существуют полные Церкви и неполные церкви, идея о религиозной кооперации между православными и еретиками и т.д.), так и некоторыми поместными синодами нашей эпохи (синод РПЦЗ, синод Грузинской Церкви) или разумом Святых Отцов ХХ века (святого Иустина Поповича, святого Николая Велимировича, святого Иоанна Максимовича, святого Паисия Святогорца, святого Иоанна Иакова Нямецкого, святого Серафима Соболева).

Прерывание поминовения Святыми Отцами

Имеются Святые Отцы, прерывавшие поминовение иерархов-еретиков или участие в богослужениях, на которых поминались епископы-еретики. Самыми известными из них являются святой Иоанн Дамаскин, святой Максим Исповедник, святой Феодор Студит, отцы-святогорцы времен Иоанна Векка, латиномудрствующего патриарха, святой Григорий Палама, преподобный Иосиф Вриенний, святой Марк Евгеник16.

Когда святой Максим Исповедник был заключен в темницу за оппозицию монофелитству и иерархам, разделяющим монофелитскую ересь, он сказал: «Даже если вся вселенная будет в общении с патриархом, я не буду в общении с ним. Насколько знаю, Святой Дух через апостола Павла говорит, что сами ангелы будут преданы анафеме, если станут проповедовать иначе, введя какую-нибудь новизну в веру (Гал. 1: 8)»17.

У Святой Горы Афон имеется традиция прерывания поминовения иерарха-еретика. В XIII веке афонские монастыри прервали поминовение епископа-еретика Иоанна Векка и претерпели от него вооруженное гонение, дав миру по этому случаю целый ряд мучеников.

Святой Григорий Палама прервал поминовение иерарха Иоанна Калекаса, когда был иеромонахом на Святой Горе, а Калекас не был осужден собором. Патриарх изрек анафему на святого, но святой продолжил служить, не обращая внимания на анафему патриарха-еретика.

Святая Гора Афон прибегала также к прерыванию поминовения в тот момент, когда в 1965 году Вселенский патриарх Афинагор самовольно отменил анафемы на папистов. В 1971 году святой Паисий Святогорец послал письмо, которым объявил о прерывании монастырем Ставроникита поминовения Вселенского патриарха: «В частности в нашем монастыре, невзирая на реакцию всех монастырей Афона, поминалось имя патриарха ради церковного единства. Однако после декларации патриарха о том, будто филиокве и примат папы Римского являются лишь простыми традициями, мы прервали его поминовение, ощутив, что чаша нашего терпения наполнилась и больше ждать невозможно. Подобные декларации представляют собой не только упразднение Богом данной и животворной традиции нашей Святой Церкви, но и глумление над многострадальным народом Запада… Таким образом, следование патриарху в его экуменических акробатических трюках не только вступает в противоречие с православным благочестием, но и вообще несерьезно»18(выделено нами. — Авт.).

Церковное общение

Прерыванию священником поминовения иерарха корреспондирует в рядах верующих прерывание церковного общения со священниками, поминающими на богослужениях иерархов, причастных к ереси. Цель прерывания поминовения иерарха — подать сигнал тревоги о том, что в Церкви проповедуется ересь, а это может случиться не иначе как в тот момент, когда верующий народ присоединяется к священникам, которые прерывают поминовение, и больше не посещают церквей, где поминается иерарх.

Прерывание поминовения прежде соборного расследования дела епископа, причастного к ереси, совершается потому, что в храмах, где поминается его имя, имеет место ересь, а не потому, что там якобы нет благодати. Народ, который отделяется от священника, поминающего иерарха, причастного к ереси, делает это не потому, будто в его храме больше не совершается действительных Святых Таинств, а потому, что причащение этих Святых Таин было бы ему во осуждение, тогда как он знает, что принимает их из рук священника, причастного к ереси.

Святоотеческая аргументация следования за непоминающими священниками и прерывания церковного общения с теми, кто поминает иерархов, причастных к ереси, базируется на увещаниях Святых Отцов, обращенных к верующим, не состоять в общении с ними. Самым ясным из них является увещание святого Германа II, патриарха Константинопольского (1222–1240): «Умоляю всех мирян, всех вас, являющихся истинными чадами Православной Соборной Церкви, уходить как можно скорее от священников, покорившихся латинянам, и ни в храме не собирайтесь с ними, ни благословения не берите из их рук. Лучше одним молиться Богу в домах ваших, чем собираться в храме вместе с латиномудрствующими. В противном случае вы понесете то же осуждение, что и они»19. Тот же совет дает и святой Феодор Студит Навкратию, как мы это увидим далее.

Пределы икономии

Говоря о применении икономии, святой Феодор Студит объясняет, что существует «икономия навсегда», и приводит пример святого Афанасия, который использовал для верующих Италии термин «личность» вместо «ипостась», и «икономия до некоторого времени», которую он определяет следующим образом: «Это делается до какого-то времени, и не содержит ничего достойного обвинения, и не является чем-то вне закона, но просто опускает планку пониже и не держится чрезмерной акривии. Это икономия “на некоторое время”»20.

Данная дефиниция святого Феодора является ответом на вопрос Навкратия: «Почему Божественный Кирилл совершил икономию, чтобы не отделяться от восточных, поминавших в диптихах Феодора Мопсуестийского, который был еретиком, если те хранили самые правые и самые важные догматы правой веры?»21. Ответом святого Феодора было: «Потому он терпел медлительность восточных, [это было лучше] чем, чтобы они, не принимая того, кто воистину еретик, принимали склонность к тому, что является еретическим»22. Аргументация данной временной икономии базируется на том, что «поскольку вера проповедовалась православно, то этим они предавали анафеме даже тех, кого поминали. Потому что всякий, кто православен во всем, потенциально [en dynamei] предает анафеме любого еретика, пусть даже и не словом»23.

Применение данной временной икономии на уровне отношений между епископиями, митрополиями и патриархиями дополняется ответом на другой вопрос Навкратия: «Если епископ не находился на прелюбодейном соборе и называет его ложным собранием, но поминает своего митрополита, находившегося на этом соборе, надо ли нам причащаться от священника этого православного епископа?». Ответ таков: «Ради икономии, надо [причащаться], только чтобы он [священник] не литургисал вместе с еретиками. Ибо это ничего, поскольку он поминает православного епископа, даже если тот из страха и поминает своего епископа-еретика»24.

Ответ продолжается: «Если священника подобного епископа зовут на бдение, нам надо идти, а храм, данный ему, нужно принимать и нужно позволять, чтобы он [священник] приходил литургисать в него или поминать какого-нибудь покойника, конечно православного, и простительно и ничто не препятствует [священнику], получившему [храм от того епископа], литургисать в нем»25.

Временная икономия, совершаемая применительно к епископу православной веры, не применяется и к священнику православной веры, поминающему епископа-еретика, поскольку он через поминовение исповедует веру своего епископа: «Но если священник поминает какого-либо епископа-еретика, даже если этот священник имеет блаженное жительство, даже если он православный, мы должны отдаляться от Божественного Причащения; а когда речь идет об общей трапезе, — так как он только там [на литургии] из страха поминает его [епископа-еретика], — то можно было бы принять, чтобы [этот священник] благословил и пел с нами, но только если он не служил и сознательно не имел соучастия ни с еретиком, ни с его епископом, ни с кем-либо еще подобного рода»26.

Данный предел икономии в отношениях между священниками и между священниками и верующими преподобный Феодор устанавливает в ответе на другой вопрос, заданный Навкратием. Вопрос был связан с православным священником, который, однако, поминает, из боязни гонений, епископа-еретика, а ответ звучит так: «Если он не будет литургисать вместе с еретиком и не будет причащаться с таковыми, такового надо принимать, когда речь идет о совместной трапезе и псалмопении и о благословении яств (и то по икономии), но не о Божественном Причащении. И покуда продолжается ересь, его нужно непременно исследовать, а о том, будто для принятых достаточно исповедания, знаю только, что это явно большое лукавство… Только в то время, когда не неистовствует ересь, и [только] относительно тех, кто явно не осужден, мы научены от Отцов не исследовать. Но такого священника, который не был бы замешан и не имел бы причастности к еретикам, редко можно найти теперь»27.

Епископу нельзя судить собственное дело

Последний аспект, который мы проанализируем в данном докладе, касается грубых канонических противоречий, возникающих в тот момент, когда кириархи, причастные к ереси, игнорируют 31-е Апостольское правило, 15-е правило Двукратного Собора и 3-е правило III Вселенского Собора и решают отправить в суд священников-исповедников веры. Потому что в Регламенте канонических дисциплинарных органов и судов Рум. ПЦ (RACDIJBOR) не существует процедуры для осуждения священника, прерывающего поминовение своего епископа за участие того в ереси, потому что для этого прерывания поминовения и не должно существовать процедуры, поскольку оно не является никаким дисциплинарным отклонением, и консистории отправляют священников в суд по процедурам, предусмотренным для обычных отклонений.

Первой неувязкой, возникающей в данной ситуации, является попрание епископами, отправляющими в суд священников-исповедников, канона 118, 112 из Пидалиона: «Благоугодно, чтобы епископ не судил своего дела», — толкование которого таково: «Данный канон постановляет, что епископ не может судить ни другого епископа, который имел бы с ним какой-либо спор, ни пресвитера, который имел бы какой-либо спор с ним. Ни какого-либо другого клирика, по 9-му канону IV Собора. Но ни пресвитера, обвиняемого другим, ни диакона не может лишать сана один епископ, по 12-му [правилу] этого [собора]. Смотри и 74-е Апостольское [правило]»28. Данное правило является перенесением на церковную жизнь принципа римского права nemo in rem suam auctor esse potest — «никто не может судить собственное дело»29.

Из данной неувязки проистекают и другие: консистории для этого непригодны, поскольку наречены иерархом и судят от его имени; священники не могут пользоваться церковными адвокатами, поскольку те тоже ангажированы всё тем же епископом; кассационная жалоба не может быть подана шести епископам плюс викарию, как того требует 12-е правило Карфагенского Собора, поскольку митрополичьи консистории и национальная церковная консистория не состоят из епископов; епископы, выносящие синодальные одобрения на кассационные жалобы, также не соответствуют поставленной задаче, будучи причастны той же ереси и в некоторых случаях совершая подобные неканоничные лишения сана; в других же ситуациях иерархи, одобряющие кассационную жалобу, сами же и лишали сана в нижестоящей инстанции.

Все эти серьезные неувязки, попирающие, с одной стороны, фундаментальный канонический принцип соблюдения канонических предписаний Православной Церкви, прописанный в ст. 3, литера g, а с другой — принцип отыскания истины и гарантирования права на защиту, предусмотренный ст. 3, литера i Регламента (RACDIJBOR), делают данные лишения сана неканоничными и недействительными с точки зрения норм права.

Они были доведены до сведения Святого Синода в случае с процессами, возбужденными против отцов Памво (Жугэнару) и Иоанна Унгуряну, и ожидается, что высшая церковная власть Рум. ПЦ примет правильное решение для выхода из этого серьезного канонико-юридического тупика.

Перевела с румынского Зинаида Пейкова

http://ortodoxinfo.ro/2017/06/19/teolog-mihai-silviu-chirila-intreruperea-pomenirii-singura-masura-eficienta-contra-ereziei-consideratii-de-ordin-canonic/

Pidalion, Cârma Bisericii Ortodoxe. Editura «Credinţa Strămoşească» [Пидалион, Кормило Православной Церкви. Изд-во «Вера предков»], 2007. Р. 68.

2 Там же.

3 Там же. Р. 70.

Ioan N. Floca. Canoanele Bisericii Ortodoxe. Note și comentarii. Ediția a III-a îmbunătățită, ediție îngrijită de dr. Sorin Joantă. Sibiu: f.e. [Иоанн Н. Флока. Каноны Православной Церкви. Примечания и комментарии. 3-е изд., улучшенное, под ред. д-ра Сорина Жоанты. Сибиу: б.и.], 2005. P. 26.

5 См.: Pidalion. Р. 362.

Ioan Floca. Р. 347.

http://patriarhia.ro/images/pdf/HotarariSinodale/2010/Anexa_1.pdf. (Присяга священника, утвержденная в РПЦ в 2011 г., звучит несколько иначе: «Я… обещаю и клянусь пред Всемогущим Богом и святым Его Крестом и Евангелием, что при помощи Божией всемерно буду стараться проходить свое служение во всем согласно слову Божию, правилам церковным и указаниям Священноначалия. Богослужения и Таинства совершать с усердием и благоговением по чиноположению церковному, ничего произвольно не изменяя. Учение веры содержать и другим преподавать по руководству Святой Православной Церкви и Святых Отец; вверяемые попечению моему души охранять от всех ересей и расколов, а заблудших вразумлять и обращать на путь истины и спасения…». См.: http://www.patriarchia.ru/db/text/1435038.html. — Пер.).

Părintele Iustin Pârvu. Biserica și noile erezii. f.e., f.l., f.a. [Отец Иустин (Пырву). Церковь и новые ереси. Б.м.: б.и., б.г.] Р. 27.

9 Имеется в виду Регламент канонических дисциплинарных органов и судов Рум. ПЦ (Regulamentul autorităilor canonice disciplinare şi al instanţelor de jedecată ale Bisericii Ortodoxe Române, или RACDIJBOR). — Пер.

10 Ioan Floca. Р. 79.

11 http://lumeaortodoxa.ro/scrisoareamareluistaretsavacelbatranaghioritulcatreuniicarelacuzaucaintrerupandpomenireaintratschismacubiserica/.

12 Ioan Floca. Р. 75.

13 Pidalion. Р. 70.

14 Pidalion. Р. 363.

15 http://ortodoxinfo.ro/2017/04/14/ipsteofanlespunedesfintelepasticredinciosilormoldavicaminciunosinoduldincretanuavutnicioeroaredoctrinara/.

16 См.: http://www.aparatorul.md/recomandammunteleathosparteapracticaaaplicariicanonului-15-delasinoduliiiconstantinopol-861/.

17 http://www.aparatorul.md/fragmentedinprocesulintentatdepatriarhiaconstantinopoluluisfantuluimaximmarturisitorulpentrucaaruptcomuniuneacuea-2/.

18 http://lumeaortodoxa.ro/atistiutcasfpaisieaghioritulnupomenitpatriarhuldecursulcativaani/.

19 Iosif Vriennios. Τὰ εὑρεθέντα ἐργα. Vol. II Ρ-Θ. 140, 620Α. Tesalonic, 1990.

20 Sfântul Teodor Studitul. Scrisoarea 49, Fiului Naucratie, în vol. Dreapta credinţă în scrierile Sfinţilor Părinţi. Vol. 1. București: Ed. Sofia [Святой Феодор Студит. Письмо 49, Сыну Навкратию // Правая вера в писаниях Святых Отцов. Т. 1. Бухарест: Изд-во «София»], 2016. Р. 28.

21 Там же.

22 Там же.

23 Там же.

24 Там же. Письмо 40. Р. 30.

25 Там же.

26 Там же. С. 30–31.

27 Там же. Р. 44.

28 «Пидалион» составлен прп. Никодимом Святогорцем, на рус. яз. не переведен. — Пер.

29 См.: http://ortodoxinfo.ro/2017/04/21/parintelepamvoceresfantuluisinodaplicareacanonuluicareprevedecaepiscopulnupoatejudecachestiunicareilprivesc/.

Источник

Реклама