Тектонический сдвиг догматического сознания


Замечание к проекту нового Катехизиса

Как показывает случай с митрополитом Минским Павлом и ему подобные (то есть заявления или действия экуменического характера со стороны представителей клира), распространенным заблуждением церковной общественности является мнение, что имеют место лишь частные эксцессы такого рода, сугубо отдельные уклонения лиц в священном сане, втайне сочувствующих идее форсированного «единства христиан» и «церквей», но стесняющихся своих нетрадиционных экклезиологических взглядов (считаясь с ортодоксальным учением), что и приводит эту психологическую коллизию к периодическим ее разрешениям в виде подобных паллиативных «священнодействий» и двусмысленных глаголов. Дескать, поползновения на экуменизм случаются «на местах», но мы решительно осуждаем их как вредные перегибы и контролируем общую ситуацию. На самом же деле, как уже говорилось, драматизм положения заключается в том, что случаи такого рода являются органичным проявлением уже официального учения Русской Православной Церкви, где отчетливо просматривается аналогичная коллизия. В том-то и дело, что даже самая смелая (в плане «единства христиан») деятельность представителей ОВЦС существует в рамках экклезиологической доктрины, изложенной в «Основных принципах отношения Русской Православной Церкви к инославию» (далее – ОПОИ), и потому «канонична», будучи обоснована этим соборным документом.

Наличие инородных идей, как закваски, в ортодоксальной доктрине порождает процесс богословского брожения и революционных по сути, но латентно текущих реформ, которых большинство даже не замечает. В лучшем случае – видят и протестуют против попыток изменения обряда, когда идет уже «евроремонт» самого вероучения, когда происходит тектонический сдвиг в догматическом сознании, не опознаваемый порой самими субъектами реформы, находящимися в полной уверенности в своем правоверии, возрождении традиции «древней церкви» и истинной патристики, искаженной в «темные века» средневековья (то бишь Вселенских Соборов), «схоластики» и «синодального периода». Так, на Критском соборе годичной давности была принята уже «всеправославная» редакция того же самого двусмысленного учения о Церкви. Вот чего до сих пор не поняла наша церковная общественность: того, что уже она много лет живет внутри критской экклезиологии: «харизматических границ Церкви» (о. Георгий Флоровский), не совпадающих с каноническими; «частичности благодати отделившихся сообществ» и того, собственно, экуменизма, что отсюда следует. По этой причине Русская Церковь и другие Поместные Церкви в свое время и вошли во Всемирный совет церквей и до сих пор там пребывают, то есть по причине собственной протестантской (романтической в своем корне) экклезиологии, потому что подобное тянется к подобному.

Очередным подтверждением этого является Проект Катехизиса РПЦ, где дозволение митрополита Минского Павла подавать записки о поминовении («за здравие» и «за упокой») католиков на проскомидии (чему отказывались верить некоторые благочестивые иереи) находит вероучительное подкрепление и даже, если так можно выразится в данном случае, развитие, исполнение самых смелых мечтаний тех отдельных (а для какого-то даже мифических) экуменистов, где-то затаившихся в недрах Церкви (в ОВЦС, в частности).

При этом, как и в проповеди экзарха Беларуси и как в большинстве официальных документах последнего времени, данное положение (допустимость поминовения инославных на проскомидии) выражено не прямо и даже не косвенно, но, как это ни удивительно, одновременно с противоположным (то есть ортодоксальным) положением, не дозволяющим этого делать. Казалось бы, сначала ясно сказано: «из других просфор вынимаются частицы в знак поминовения членов Церкви — от Божией Матери и святых до живых и усопших православных христиан» [1]. Но буквально следом заявлено: «На проскомидии из просфор изымаются частицы: в честь Божией Матери и святых, о здравии Патриарха, правящего архиерея и вообще всех крещеных христиан — и живых, и усопших [некрещеных, то есть не членов Церкви, на проскомидии не поминают. – прим. 729]». В контексте основополагающего экклезиологического документа (ОПОИ), входящего составной частью в этот же Катехизис, это и означает, что поминать на проскомидии как членов Церкви можно всех тех «христиан», или представителей всех тех «инославных церквей», которые принимаются в Православную Церковь без перекрещивания, что означает, согласно официальному учению, не только действительность, но и частичную действенность этого таинства в данной конфессии, а это не только католики, но протестанты и дохалкидониты («прием в церковное общение отлученного никогда не совершался через повторение Крещения. Вера в неизгладимость Крещения исповедуется в Никео-Цареградском Символе веры: “Исповедую едино Крещение во оставление грехов”… Этим Церковь свидетельствовала, что отлученный сохраняет “печать” принадлежности к народу Божию. Принимая обратно отлученного, Церковь возвращает к жизни того, кто уже был крещен Духом в одно Тело») [2]. Получается, «членами Церкви» («народом Божиим») признаются даже представители ересей, осужденных Вселенскими Соборами, не говоря уже о «наиболее близко стоящих к нам по вере» католиках и протестантах…

«Если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь» (Мф. 18:17). Теперь же отлученный от Церкви (член «еретического сообщества») отнюдь не считается язычником (все равно что некрещеным), но – как-то не полностью отлученным, остающимся в какой-то неведомой степени («частично») в ее «харизматических границах», что и позволяет продолжать поминать его на проскомидии…

Для сравнения – другой пример неразрешимого противоречия уже в самих ОПОИ: «Общины, отпавшие от единства с Православием, никогда не рассматривались как полностью лишенные благодати Божией. Разрыв церковного общения неизбежно приводит к повреждению благодатной жизни, но не всегда к полному ее исчезновению в отделившихся общинах»[3]. Получается, одно и то же («полное лишение благодати отпавших общин»; «исчезновение благодатной жизни в отделившихся общинах») «никогда» не имеет место и… имеет место «не всегда».

Несмотря на то, что некоторые изменения «с учетом поступивших отзывов» в текст проекта Катехизиса Синодальной богословской комиссией уже были внесены и новые отзывы на него с возможной правкой будут рассматриваться до ноября месяца (после чего он будет принят на ближайшем Архиерейском Соборе), надежда на принципиальное исправление этой и других досадных двусмысленностей исчезающе мала ввиду того, что основополагающий документ (ОПОИ), как сообщается, обсуждению и, тем более, редакции не подлежит, будучи уже принят на соответствующем уровне[4]. Между тем, именно его, этого «общецерковного документа» (к слову сказать, этой же комиссией тогда подготовленного), внутренние нестыковки и неопределенности и предопределяют все остальные как неизбежные следствия. Коренная же причина – учение о «харизматических границах Церкви» о. Георгия Флоровского (окончательно принятое за образец Вселенским Православием. В частности, на Флоровского ссылались греческие идеологи Критского собора и термин «христианский мир» в названии самого спорного документа собора является термином о. Георгия), которые, по причине их «невидимости», можно толковать сколь угодно широко и спекулятивно.

Иными словами, двусмысленность норм поминовения на проскомидии в Катехизисе нельзя убрать, не пересмотрев сами «принципы отношения к инославию», то есть криптоэкуменическую экклезиологию о. Георгия Флоровского, которая уже не будет пересматриваться и согласно которой можно поминать вообще всех крещенных как имеющих неизгладимую «печать принадлежности к народу Божию». В таком случае, можно с большой долей вероятности предположить, что это противоречие еще какое-то время будет вызывать споры и недоумения «немощных в вере», но в конечном счете разрешится тем, что до сознания «немощных» будет донесена «парадоксальная» официальная точка зрения, что под «православными христианами» («членами Церкви») и нужно понимать всех «крещеных в одно Тело», хотя это и члены не только Православной Церкви… А там, глядишь, начнет входить в оборот стоящая на подходе неооригеническая концепция «воплощения во всех», уже принятая на том же Критском Всеправославном соборе, согласно которой для пребывания в едином «Теле Христовом» (которое, как известно, и есть Церковь) уже не будет требоваться даже крещение.

Александр Буздалов

Примечания

1 Катехизис Русской Православной Церкви. Проект. Синодальная библейско-богословская комиссия, 2017. С. 176.

2 Основные принципы отношения Русской Православной Церкви к инославию. 1.10-1.11 / Катехизис Русской Православной Церкви. Проект. С. 343.

3 Там же; 1.15 / там же; с.344.

4 «Синодальная библейско-богословская комиссия принимает отзывы только на части I-III. В качестве частей IV-VI в Катехизис вошли общецерковные документы, уже принятые Архиерейскими Соборами Русской Православной Церкви. Эти тексты не подлежат обсуждению» (http://www.patriarchia.ru/db/text/4966631.html).

Источник

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s