Виктор Корн. Половинка любви — полнота лукавства.


nicholas_ii_and_his_family_1915

Корни «Матильды» в половинчатом решении прославления Царя и Царской Семьи …

«Я знаю дух народа моего;/ В нем набожность не знает/ исступления,/ Ему священ пример царя его».

Пушкин. Борис Годунов.

Со времени окончания работы Синодальной комиссии по канонизации святых по подготовке канонизации Царственных страстотерпцев — конца 1994 года, прошло 23 года — столько же лет, как и период царствования Государя Николая II — целая эпоха. Она не просто изменила лицо страны, пришедшей на смену царской России, а изуродовала его до неузнавания.

Тогда, в период становления Российской Федерации, в 1992-1994 годах, в головах ее граждан, в том числе иерархов РПЦ МП и ее паствы, царил некий хаос в вопросах истории Отечества и отношения к ней.

И не мудрено: за один, 20-й, век после крушения 200-летней Российской империи (1721-1917) последовали: Российская республика (1917), Российское государство (1917-1922), РСФСР (1918-1920), СССР (1922-1991), Российская Федерация (1991). Такие данные приводит Википедия, которая с «помощью» советских ученых-историков, «породила» некое Российское государство. Фактически, в те годы Гражданской войны единого государства на территории бывшей Российской империи не было. Таким образом, после февраля 1917 года Россия имела пять республик, как и Франция после ее «Великой масонской революции», которую копировали «февралисты» и сменившие их большевики.

В этот, очередной переломный момент русской истории, решали мы тогда, в 1994 году, вопрос о прославлении или нет Царя Николая II и неотделимой от Него Царской семьи. Последнего Русского Царя, оставившего Россию на пике ее могущества, на пороге победы над врагом. Как пушкинская старуха у разбитого корыта, так и мы, грешные, сами виновные во всем произошедшем с нами за двадцатый век и перешедшем в век двадцать первый, пытались рассудить: а если прославим Царя, то как, в каком чине святости?

Вся история наша в послецарский период, невиданные в мире до этого людские потери, непрерывные мучения живущих русских людей, казалось бы, не оставляли нам выбора: страдания Царя — страдания России, мучения Царя — мучения России. Они начались сразу же после того, как Царь, не желавший пролития русской крови, чтобы «было лучше», как того требовала вся «передовая Россия», передал престол Брату. Первой развалилась главная опора государства — Русская армия, за ней вторая — тыл, а затем и третья — стали рвать на части тело «Единой и Неделимой» России.

Однако, вернемся к вопросу канонизации. «После одобрения Архиерейским Собором сформулированных Комиссией методов её исследования вопроса о возможности канонизации Царственных страстотерпцев, она продолжила свою работу, которой суждено было завершиться на заседании Синодальной Комиссии по канонизации святых 25 сентября 1996 г., где были сформулированы окончательные выводы Комиссии по данному вопросу» [1].

Протоиерей Георгий Митрофанов, доклад которого был прочитан на конференции «Прославление и почитание святых» 16 февраля 2009 года, приводит выводы комиссии по представленным ей пяти докладам. Среди них три основных доклада: «О церковной политике Императора Николая II», «Причины отречения Императора Николая II от престола и православное отношение к этому акту», «Православный взгляд на государственную деятельность Императора Николая II».

Далее, было два специальных доклада, один из них был посвящен событиям 9 января 1905 года в Санкт-Петербурге, который представлялся в качестве одного из главных «преступлений» лично Императора Николая II и специальный доклад, посвященный проблеме взаимоотношений членов Царской семьи и Г.Е. Распутина, который рассматривался как возможная причина в отказе канонизации.

Поскольку все эти доклады, так или иначе, были посвящены государственной деятельности Императора Николая II, то основным являлся посвященный этой теме доклад. Протоиерей Георгий Митрофанов в своей статье пишет: «Доклад «Православный взгляд на государственную деятельность Императора Николая II» представил исторически объективную картину царствования последнего российского Государя, являвшегося одним из самых противоречивых периодов русской истории»[1].

И далее: «В докладе подчеркивалось, что как политик и государственный деятель Государь стремился в своей деятельности следовать присущим ему как сыну Православной Церкви религиозно-нравственным принципам». Обратим внимание на слова «Государь стремился», за которыми недвусмысленно подразумевается возможное сомнение: а достиг ли Государь того, к чему стремился?

Могли ли советские ученые-историки, а именно их суждения легли в основу выводов по этому докладу, дать объективную оценку одному «из самых противоречивых периодов русской истории». Все 23 года царствования Государя Императора Николая II были исполнением Помазанником Божием своего главного предназначения — быть в христианском мире, а в особенности — православном, «удерживающим» от посягательств бесовских сил на устранение существующего миропорядка, конкретно — в Европе.

Крушение трех европейских христианских монархий, которое последовало вскоре после насильственного устранения «удерживающего», было целью развязанной мировыми антихристианскими силами Первой мировой войны. Сейчас вполне определен главный итог Великой войны — первой мировой бойни — начало дехристианизации Европы, завершенной ныне, в эпоху глобализации.

Реализация плана мировых сил зла по устранению «удерживающего» началась вскоре после ухода из жизни 20 октября (2 ноября) 1894 года русского Царя-Миротворца Императора Александра III и связана она была с проблемами еврейского вопроса.

Первый съезд еврейской организации Ховевей Цион, ставившей своей целью создание еврейского государства, прошел в польском городе Катовице 6-8 ноября 1884 года, а 29 августа 1897 года в Базеле открылся первый Сионистский конгресс.

Далекая перспектива создания в Палестине еврейского государства не устраивала евреев, живущих в Российской империи, и 25-27 сентября 1897 г. в Вильно состоялся I (Учредительный) съезд представителей групп еврейских социал-демократов — партии Бунд (бунт?) «Всеобщий еврейский рабочий союз в России и Польше».

Лозунг бундовцев: «Там, где мы живём, там наша страна», позднее вылился в требование еврейской автономии в России. Создание вскоре, в марте 1898 года на съезде в Минске партии РСДРП, было следствием понимания бундовцами невозможности реализации своих идей чисто на национальной еврейской идеологии. Дальше последовало образование многочисленных партий и союзов, эсеровский террор и первая смута во время Русско-японской войны: тогда впервые враги внутренние стали помогать врагу.

То, что России удалось преодолеть смутное то время — заслуга Государя Николая II, политика которого позволила обеспечить мирное развитие страны, сопровождавшееся небывалым ростом ее могущества. Это, в конечном итоге, позволило России достойно встретить очередное испытание — Великую войну и к 1915 году подойти к порогу победы Русской армии под руководством ее Верховного главнокомандующего — Царя Николая II.

История царствования Государя Николая II полна мученичества Его и Царской Семьи по преодолению всех тех испытаний военного характера и внутренних потрясений, клеветы на Царскую Семью, невиданного, мирового масштаба. Выдержать все эти испытания мученичеством стало возможным только благодаря глубокой вере Государя Николая II в Господа, в монаршее предназначение Помазанника Божиего и горячей любви к русскому народу. Таков, по нашему мнению, должен был быть итог боголюбивых и смиренных наших рассуждений о времени царствования Государя Николая II.

Почему советские, а других в 1994 году не было, ученые-историки в своих оценках периода царствования1894-1917 гг. не использовали труд С.С. Ольденбурга, вышедший в 1992 г. в России, особо пояснять не надо. А вот как об этой работе писалось в 1939 г. от Комитета по изданию истории царствования Императора Николая II.

«Выпуская настоящий исторический труд С.С. Ольденбурга, Комитет … видит в нем достойный памятник последнему русскому царю. Пусть по этой книге новые русские поколения знакомятся с прошлым своей Родины и с полной безпристрастностью отнесутся к Тому, Кто стоял на голову выше своих современников и Кого, увы, русские люди не сумели во время оценить и, сплотившись вокруг трона, отстоять свою Родину от тех страшных и гибельных потрясений, свидетелями коих Господь судил нам быть…» [2].

Не сумели, «новые русские поколения», даже во множестве своем священство РПЦ МП, преодолеть стереотипы суждений, навязанные им лживой советской пропагандой о последнем Русском Царе. Возможно, что понадобится еще не одно новое поколение русских людей, которые смогут не только умом понять, но и сердцем принять, правду о святом мученике Русском Царе Николае II. Да и произойдет это только в том случае, если новой ложью не будет покрываться ложь старая, что мы и наблюдаем ныне, а правда о Царе и Царской Семье будет донесена русскому народу во всей ее полноте.

Общим итогом рассмотрения всех пяти докладов, посвященных изучению государственной и церковной деятельности последнего российского Государя, стал вывод Синодальной Комиссии по канонизации святых о том, что сами по себе эти аспекты деятельности Императора Николая II не дают достаточных оснований, как для его канонизации, так и для канонизации членов его семьи.

Докладами, определившими окончательную позицию Комиссии по вопросу о прославлении Царственных страстотерпцев как положительную, стали доклады «Последние дни Царской семьи» и «Отношение Церкви к страстотерпчеству».

«Основной вывод доклада заключался в том, что последний период жизни членов Царской семьи, проведенный в заточении, и обстоятельства их гибели содержат серьезные основания для положительного решения вопроса об их канонизации в лике Царственных страстотерпцев, хотя и не позволяют безусловно говорить о них как о христианских мучениках, убиенных именно за веру и соответственно имевших возможность своим отречением от христианской веры спасти свои жизни» [1].

«Как глупо и кощунственно звучат слова о том, что Царская семья прославлена лишь за последний период своей жизни в заточении. Разве не вся молитвенная и глубокая христианская жизнь Царственных страстотерпцев подготовила их к этим последним месяцам пребывания в заточении? Разве может человек проявить такое поистине царственное величие в смирении и несении скорбей, которое явила вся Святая седмерица, если не подготовлен к этому подвигом предыдущей жизни?» [3] — пишет Виктор Саулкин, обозреватель радиостанции «Радонеж».

К этим словам необходимо добавить решимость людей — священников, выносивших заключение по вопросу канонизации Царя и Царской семьи, определивших сделать это «в лике Царственных страстотерпцев» и не иначе. При этом зная, что задолго до них, в 1981 году Русской православной церковью заграницей были причислены к лику святости «мученики» Царская Семья и разделившие Ее судьбу люди, бывшие с Нею.

Таким образом, в вопросе канонизации произошел раскол между РПЦ МП и РПЦЗ, подтвердивший существование более раннего раскола по вопросу признания ими безбожной Советской власти. Ленин и все гонители Христовой Церкви были анафематствованы еще Святейшим Патриархом Всероссийским Тихоном в 1918 году по следующей форме: Владимиру Ленину и прочим гонителям Христовой Церкви, нечестивым отступникам, поднявшим руки на Помазанника Божия, убивающим священнослужителей, попирающим святыни, разрушающим храмы Божии, истязующим братию нашу и осквернившим Отечество наше — анафема» [4]. 

Анафематствование Зарубежной Церковью Ленина, а также цареубийц и гонителей Христовой Церкви произошло, согласно указу Архиерейского Синода № 107 от 22 января 1970 года в воскресенье 16/29 марта 1970 года, в Крестопоклонную неделю после Божественной литургии. К этому времени в отечестве подобное было уже немыслимо для Церкви: к столетию рождения «вождя» большевиков, отмечаемое с невиданным в мировой истории размахом, анафема ему была давно забыта и устранена.

Могла ли быть симфония, в этом вопросе канонизации, двух РПЦ — вопрос чисто риторический: нет, иначе и быть не могло. Более того, решение РПЦ МП о канонизации Царя и Царской Семьи было данью всенародному движению за прославление царственных мучеников: главным образом паствы, никак не думающей о лике «царственных страстотерпцев» и не понимающей, что это означает.

И тут, вполне естественно, возникает и другой вопрос: можно ли было принимать решение о канонизации священниками, которые не испытывали чувства любви к прославляемым — Царю и Царской семье, а если и испытывали, то, как бы, наполовину, с некоей оговоркой? Да и пояснение понятия «царственные страстотерпцы» на примере пострадавших от своих, убиенных своими Святых страстотерпцев Бориса и Глеба и царевича Димитрия, «канонизация которых послужила примером для прославления в лике святых убиенного Императора Николая II и его семьи» вызывало вопросы.

Кого считать, в данном случае за «своих», в отличие от тех стародавних времен, когда убиение Святых страстотерпцев Бориса и Глеба совершали по приказу православного князя Святополка, их брата, православные воины? Свердлова, Ленина или вернувшегося в Екатеринбург из Москвы, перед злодеянием, Голощекина, отдавшего приказ цареубийце Юровскому; чекистов Медведева (Кудрина) и Никулина, комиссара бандита Ермакова?

Убийство Помазанника Божиего — Царя и Его Семьи врагами Церкви, безбожниками не могло быть не ритуальным убийством, о чем свидетельствуют оставленные в комнате убийства каббалистические надписи. Признание этого факта высшими иерархами РПЦ МП, в отличие от паствы, было тогда и остается до сих пор невозможным, так как вызывает ряд дополнительных для нее осложнений в отношениях с властью предержащей, являющейся преемницей власти в СССР — коммунистической.

Да и на самой РПЦ МП не могла не отразиться зависимость ее от безбожной власти: по ее образу и подобию строилась и структура Церкви в виде властной пирамиды, размеры которой растут за счет увеличения числа епископов. Живой голос Тела Церкви, как единого организма — старцев, паствы, монашествующих, священнослужителей и их начальства заменяется голосом последних, забывших, что они лишь равная со всеми частичка этого Тела Господнего.

Так и в вопросе канонизации Русского Царя и Его Семьи живой голос Русской Православной Церкви — старцев, паствы и монашествующих не слышат, уполномоченные ими, выносившие на Архиерейский Собор священнослужители свое предложение о канонизации, заранее решенное высшим церковным начальством.

А разве не вправе Поместный Собор, опираясь на мнение православного народа, представители которого и прибудут на Собор, решать вопрос о причислении к лику святости — «мученики» Царской Семьи и оставшихся верными Ей до конца людей?

Это будет признанием исторического предопределения Царской власти, как единственного верного пути будущей России и станет православной народной защитой мученического подвига русского Царя и Его Семьи от посягательства на Них извечных врагов России, заведших ее в тупик, отрезвит их и даст понять многим из них значение Царской власти для жизни народа. И не только русского — под скипетром русского царя были равными все народы Российской империи. И это будет лучшим ответом на усилившиеся в последние годы националистические тенденции, ведущие к дальнейшему развалу России, при царской власти — «Единой и Неделимой».

Наконец, нельзя не затронуть тему острого богословского спора: «Является ли подвиг Царя-мученика Николая Александровича искупительным для русского народа?» Не отрицая очевидную полезность этого спора для дальнейшего развития мысли русской богословской школы и ее лучших представителей, необходимо заметить, что окончательное решение, несомненно, за православным русским народом. Именно им, конечно же, с помощью лучших его сынов, сведущих в самых сложных богословских вопросах, будет вынесено, или нет, прозвище «Искупитель», добавляемое к имени Царя. Так, как это было сделано в отношении трех русских царей Александров, в том числе, Родителя Государя Николая II — Александра III: Царь-Миротворец.

[1]История канонизации Царственных страстотерпцев 9 марта, 2009. Протоиерей Георгий Митрофанов. Доклад был прочитан на конференции «Прославление и почитание святых» 16 февраля 2009 года.

http://www.pravmir.ru/istoriya-kanonizacii-carstvennyx-strastoterpcev/

[2] С.С. Ольденбург «Царствование Императора Николая II», Белград 1939/М. Феникс, 1992. Т. I. С. 2.

[3] «Кто любит Царя и Россию тот любит Бога» Виктор Саулкин, РНЛ, 21.08.2013 г.

http://ruskline.ru/analitika/2013/08/21/kto_lyubit_carya_i_rossiyu_tot_lyubit_boga/.

[4] Православная Русь. 1970. № 1. С. 4.

Источник

Реклама