Обращение к Архиерейскому Собору 2017 года


Принято на конференции по обсуждению проекта нового Катехизиса РПЦ, предложенного Синодальной Богословской комиссией. Москва, 8 октября 2017 г.

Ваше Святейшество, всечестные Преосвященные Владыки!

Смиренно просим вас рассмотреть на грядущем юбилейном Архиерейском Соборе 2017 года вопрос о возвращении 11-го анафематизма в чин Торжества Православия.

Поместный Собор 1917 – 1918 гг. и последний Император

Все Церковные Соборы, как Вселенские, так и Поместные, традиционно созывались от имени православного Императора при обязательном получении от него соответствующей санкции. На многих из них Цари присутствовали лично.

Во время царствования Государя Николая Александровича Святейший Синод Русской Православной Церкви неоднократно обращался к нему с просьбой рассмотреть вопрос о созыве Собора и избрании Патриарха. Однако Его Величество всякий раз откладывал удовлетворение этого прошения, считая его вредным для государства. Так, 31 марта 1905 года на доклад Синода была наложена Высочайшая резолюция: «Признаю невозможным совершить в переживаемое ныне тревожное время столь великое дело, требующее и спокойствия, и обдуманности, каково созвание Поместного Собора. Представляю себе, когда наступит благоприятное для сего время, по древним примерам православных Императоров, дать сему делу движение и созвать Собор Всероссийской Церкви для канонического обсуждения предметов веры и церковного управления» [1].

Поместный Собор был созван после февральской революции 1917 года вопреки воле тогда ещё жившего Царя. Это обстоятельство позволяет говорить о каноническом нарушении в организации созыва и работы Собора.

Для того чтобы придать Собору статус желанной законности и каноничности, следовало (хотя бы формально) обратиться к Николаю Александровичу Романову за получением его одобрения на начало работы Собора. Очевидно, что именно Поместный Собор являл собой тот единственный компетентный и представительный орган, который был уполномочен официально обратиться к Государю.

Однако никакого обращения от имени церковной или народной полноты к Государю ни с вопросом, ни с заявлением, ни с прошением не последовало. Этого не произошло ни в период со 2 марта по 28 августа 1917 г., ни с начала открытия Собора до совершения зверской расправы над Святыми Царственными Страстотерпцами 17 июля 1918 года.

Подготовка к созыву Поместного Собора и его проведение проходили при полном игнорировании темы о Царе как Божьем Помазаннике и Присяге на верность Государю Николаю Александровичу, которую давали не только светские чиновники и военнослужащие, но также все лица, относящиеся к ведомству Святейшего Синода. Собор занял позицию откровенно антимонархическую, направленную конкретно против Николая II.

В результате мiр знает версию об «отречении» не из уст «гражданина Романова», арестованного без суда и следствия Временным правительством, а лишь исключительно из революционных газет.

Трагическая участь Государя была решена заочно, причём ей содействовало одно из важнейших постановлений Собора. Так, на епископском совещании 26 февраля 1918 года из чина Торжества Православия был упразднён «неудобный» 11-й анафематизм:

«Помышляющим, яко православнии Государи возводятся на престолы не по особливому о них Божию благоволению, и при помазании дарования Святаго Духа к прохождению великаго сего звания в них не изливаются, и тако дерзающим противу их на бунт и измену, Анафема» [2, с. 419].

Изъятие этого анафематизма из чина Торжества Православия было проведено незаконно. Это произошло незадолго до начала Великого поста, на первой неделе которого он и должен был прозвучать во всех соборных храмах.

Возможно, участники Поместного Собора руководствовались при принятии этого рокового решения тактическим желанием «не обострять» отношений с Советской властью. Но получилось ровно наоборот. После того как Собор необдуманно снял анафему с «дерзающих на бунт и измену», то есть фактически встал на сторону революционеров, начался ничем не сдерживаемый красный террор против всех сословий общества и прежде всего – против Церкви.

Но это стало лишь следствием.

Главное же духовное содержание снятия 11-го анафематизма на Соборе заключается в том, что оно, по сути, явилось смертным приговором, вынесенным Святым Царственным Страстотерпцам – Государю Николаю Александровичу и его Семейству. Это деяние может быть квалифицировано как «духовное санкционирование» цареубийства. Была нарушена Божья заповедь: Не прикасайтеся к помазанным Моим (1 Пар. 16, 22)!

Этот грех поныне остаётся нераскаянным. Он лежит на нашей церковной иерархии и на всём церковном православном народе – и будет тяготеть над нами до тех пор, пока неправедно снятый на Соборе анафематизм не будет возвращён в чин Торжества Православия и не прозвучит во всех соборных храмах Русской Церкви. Дай Бог, чтобы на грядущем Архиерейском Соборе это решение было принято, и чтобы это великое покаянное действо свершилось Великим постом в юбилейный 2018 год – в память столетия расстрела святого Царя.

Подчеркнём, что прославление Императора Николая II в лике святых страстотерпцев и возвращение 11-го анафематизма в чин Торжества Православия представляют собой два независимых и различных по содержанию духовных акта. Совершившаяся в 2000 году канонизация означает церковное признание святости Царя и его подвига. Предложение же о возвращении анафематизма следует рассматривать как покаянный акт, свидетельствующий о признании церковными иерархами и всем православным народом своей вины перед Государем.

Сегодня, когда Царя уже давно нет и анафема на «дерзающих против него на бунт и измену» не имеет никакого политического значения, вернуть 11-й анафематизм можно относительно легко и безболезненно для общества. Это можно даже не афишировать, а просто после решения Архиерейского Собора начать проводить чин Торжества Православия правильно и полно – со всеми положенными анафематизмами, включая 11-й.

Отметим, что при принятии решения об отмене 11-го анафематизма на Поместном Соборе 1917 – 1918 гг. были проигнорированы мнения, хотя и немногочисленные, некоторых его участников. Один из них, священник Владимир Востоков, на заседании 22 января заявил:

«Соборъ долженъ сказать, что въ февралѣ-мартѣ произведёнъ насильственный переворотъ, который для православнаго христіанина есть клятвопреступленіе, требующее очищенія покаяніемъ. Всѣмъ намъ, начиная съ Вашего Святѣйшества и кончая мною – послѣднимъ членомъ Собора, должно преклонить колѣна предъ Богомъ и просить, чтобы Онъ простилъ намъ наше попустительство развитію въ странѣ злыхъ ученій и насилія» [3].

К сожалению, это заявление осталось частным мнением отца Владимира и никак не повлияло на решения Поместного Собора.

Конечно, никакая однажды провозглашённая Церковью анафема не может быть «отменена» последующими поколениями.

Сегодня всем сознательным чадам Русской Церкви необходимо смиренно и усердно просить участников грядущего Архиерейского Собора дать Православную оценку антиканоническому изъятию 11-го анафематизма из чина Торжества Православия и рассмотреть вопрос о непременном возвращении его в богослужебную практику Русской Церкви.

Восстановление на грядущем Архиерейском Соборе 2017 года 11-го анафематизма, незаконно упразднённого Поместным Собором 1917 – 1918 годов, должно к 100-летию екатеринбургской Трагедии стать главным действенным выражением общенародного и общецерковного покаяния.

Святии Царственные Стратотерпцы, молите Бога о нас!

Источники:

1. Иларион (Троицкий), архиеп. Верейский, свщмч. Открытие всероссийского церковного собора. https://azbyka.ru/otechnik/Ilarion_Troitskij/otkrytie-vserossijskogo-tserkovnogo-sobora/

2. Анафема. История XX век // Составитель Петр Паламарчук. Издание Сретенского монастыря. М. 1998.

3. Стенограмма заседаний Поместного Собора. 22 января 1918 г.

http://amin.su/

 
Реклама