Хишамский разгром и выводы


659326_600

По прошествии десяти дней с момента хишамского разгрома можно сделать ряд утверждений и следующих за ними выводов.

Первое. Сам факт разгрома отрицать и скрывать уже невозможно. Ну, то есть, набравший инерцию процесс отрицания всего и вся будет еще какое-то время ломиться мимо открытой двери, но в целом ситуация уже вполне прозрачна.  Можно обсуждать и спорить (кому интересно) по деталям, особый вопрос, конечно, вызывает число погибших, но и здесь всё понятно. Число жертв разгрома экстраординарно и измеряется даже не десятками, а сотнями. Сам факт применения американцами впечатляющей огневой мощи говорит и о степени угрозы, которую они сочли неприемлемой, и о силе ответа, в результате которого по частникам-военным были применены индустриальные методы уничтожения. Немудрено, что после такого ответа число погибших столь велико. Двести их или триста — важно только для уточнения, в целом вопросов нет — в истории молодой двадцатилетней России оно на первом месте по своей катастрофичности.

Второе. Инцидент показал, что практика применения частных «ихтамнетов» имеет жесткое ограничение. Воевать с чужими прокси и разнообразными иррегулярами (равно как и с туземными армиями типа ВСУ) «ихтамнеты» способны, но с регулярным системным противником — нет. Возможно, что кто-нибудь захочет повторить печальный опыт нападения на регулярную американскую армию, но результат будет тем же — американцы просто перепокажут, как они справляются с такой угрозой. На этом путинские эксперименты можно считать завершившимися — результат получен. Противостояние с сильным регулярным противником возможно только системным регулярным образом. Проще говоря — если Путин хочет парировать присутствие США в Сирии — ему нужно создавать адекватную войсковую группировку со всем спектром инструментов противостояния. Чего он не может сделать в Сирии по определению.

Третье. США четко дали понять, что теперь из Сирии не уйдут. Во всяком случае, из Восточной Сирии. И будут там обустраивать обстановку так, как сочтут нужным, никого не спрашивая. Захотят — создадут курдскую территорию. Решат иначе — сделают иначе. Никто другой к их решениям отношения иметь не будет.

Это полностью обнуляет как публичные, так и реальные цели путинской авантюры в Сирии. Говорить о целостности страны в таких условиях бессмысленно, поэтому публичное заявление Путина об этом можно забыть и выбросить. Реальная цель — принуждение Турции к изначальным параметрам «Турецкого потока» — уже недостижима, спор идет только вокруг одной-единственной транзитной трубы и условиях, на которых турки дадут на неё разрешение. Две других нитки «Потока» из первоначального проекта уже исключены. Присутствие США в Восточной Сирии ставит под вопрос вообще идею Турецкого потока, так как Штаты в Сирии — это угроза проекту. Латентная и системная.

Неудивительно, если держать в уме одну из целей США — борьбу за европейский газовый рынок и создание неприемлемых условий для Газпрома в плане доставки газа в Европу.

Четвертое. Восточная Сирия — ресурсный регион. Невозможность овладения этими ресурсами ставит вопрос о том, насколько Россия готова содержать оккупированную ею часть Сирии и как долго. Стоимость содержания измеряется сотнями миллионов долларов ежемесячно и миллиардвами долларов ежегодно. Готов ли Путин и его камарилья к настолько высоким безвозвратным потерям при столь ничтожных результатах?

Хишамский разгром — локальный эпизод текущей войны, однако он становится маркером тенденций, которые выглядят пока однозначными: единственным внешним игроком, который уже добился основных преимуществ по итогам этой войны, являются США. Всем остальным придется встраиваться в созданную ими реальность на их условиях. Российскому электорату милостиво оставлена возможность праздновать «победу» над неизвестным ему ИГИЛ (сам Путин сказал), в то же самое время тщательно избегая говорить ему о реальном положении дел.

А.Несмиян

Реклама