Анатолий Несмиян. Ситуация в Сирии 20-21 февраля 2018


675849_600

Российский Центр по примирению враждующих сторон в Сирии (ЦПВС) сообщил, что подвергся во вторник массированному обстрелу со стороны незаконных вооруженных формирований, пострадавших среди военнослужащих РФ нет. «Сегодня массированному обстрелу со стороны незаконных вооруженных формирований из Восточной Гуты подверглись жилые кварталы, гостиницы города Дамаск, а также российский Центр по примирению враждующих сторон. Есть значительные разрушения и жертвы среди мирного населения. Пострадавших среди российских военнослужащих нет», — говорится в сообщении ЦПВС.

Проблема вот в чем. В августе прошлого года было заявлено, что «зоны деэскалации становятся гарантом мирной жизни в Сирии». При участии и под гарантии российского центра по примирению ряд группировок, включая и Джейш аль-Ислам, подписали перемирие с властями.

Однако логика войны привела к тому, что сирийский режим по своей инициативе явочным порядком разорвал все договоренности с «оппозицией», которая, безусловно, возмущена не столько коварством противника (это как раз нормально), сколько молчаливым отказом России от ее статуса гаранта договоренностей. А вот это по восточным понятиям как раз неправильно. Штурм Восточной Гуты ликвидирует ее как зону деэскалации и перечеркивает все ранее заключенные соглашения.

Для нас эта ситуация вполне обыденна. Мы-то знаем, если президент России гарантирует безопасность, то точно жди беды. Уж если пообещает стоять за спинами женщин и детей, то это означает совсем не то, что вы подумали — скорее, наоборот. Для сирийцев это несколько необычно, но в конце концов, выводы способны делать и они.

Поэтому и обстрел Центра по примирению. В знак того, что «умеренные» перестали воспринимать российских представителей в качестве посредников и гарантов, и теперь будут причислять их к врагам. Только и всего.

676960_600

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков категорически отверг обвинения в том, что российские войска причастны к гибели мирных жителей в пригороде Дамаска Восточной Гуте. «Это беспочвенные обвинения. Непонятно, на чем они основываются. Каких-то конкретных данных не приводится, и именно таким образом мы оцениваем такие обвинения. Мы с ними не согласны», — указал пресс-секретарь президента РФ.

Говоря откровенно, Песков мог бы солгать поубедительнее. Скажем, сообщить, что российские военные поддерживают законное правительство в вопросе борьбы с международным терроризмом. Отрицать очевидное после того, как по всем мировым СМИ прошли (и продолжают идти) снимки российских самолетов, наносящих удары по Восточной Гуте, нет особого смысла. Но Кремль лжет уже рефлекторно, поэтому и Песков отрицает очевидное, даже не входя в сознание.

Почему приходится лгать — понятно. Только сегодня объявлено о 51 убитом гражданском в ходе авианалетов на Восточную Гуту. За три последних для убито более 300 человек мирных, из них более 50 детей. Технически можно либо замалчивать, либо объявлять съемки постановкой, однако всем уже глубоко безразлично мнение Кремля — все приняли по умолчанию, что российские официальные лица лгут всегда, а потому никакого интереса их заявления не вызывают.

Что будут говорить в Кремле дальше, вполне понятно. Второй стадией после полного отрицания станет фраза: «Да вы сами хороши», и в пример будут приводить Мосул, Ракку, Аль-Баб. На самом деле — да. Проблема в том, что эти города «освобождали» от ИГИЛ, который все (в том числе и Кремль) признали мировым злом. В чем и отличие от нынешней ситуации под Дамаском.

Восточную Гуту «освобождают» от «умеренной оппозиции», каковой ее признали и в самом Кремле, а кроме того, при посредничестве России боевики Восточной Гуты заключили режим перемирия, а сам район официально назван «зоной деэскалации».

Здесь классическая уже картина, как Кремль сам себя загоняет в угол. Решая тактическую задачу летом прошлого года — высвобождение резервов для операций в районе пустыни и похода на Дейр-эз-Зор, Кремль пошел на создание «зоны деэскалации» в районе Дамаска. Теперь он явочным порядком и практически без оснований разрывает договоренности и начинает снова воевать с «умеренными».

Так дела не делаются, политика — это не бандитские разборки в подворотне, где можно и арматурой из темноты. Есть определенные рамки и правила, которые в Кремле по своей бандитской сущности просто не в состоянии понять.

Это чревато кризисом уже с системными игроками. И, кстати, в Кремле догадываются, что что-то не так. Войска в декабре прошлого года по приказу Путина начали якобы выводить, но буквально вчера на Хмеймим прибыл второй самолет радиолокационной разведки А-50У вместе с четырьмя Су-35С. Группировку снова усиливают, причем направленность усиления более чем однозначная — она не против «террористов», а против системных «партнеров».

2018-02-21 19.19.22

Ситуация в Сирии ходит на грани прямого столкновения, единственное, что не совсем пока ясно: кого будут убирать первым — Иран или все-таки Россию.

Пока Россия не продемонстрировала в «системной» борьбе вообще ничего. Она пропустила ракетный удар по Шайрату. Она проглотила два сбитых самолета. Она потерпела сокрушительное поражение на земле. Как военный противник, она для внешних игроков выглядит крайне слабой, причем никто ее к этому не принуждал: каждый раз она могла ответить вполне симметрично, и была в своем праве. Однако российское руководство так и не смогло решиться на политическое решение ответить на прямой удар ни в одном случае. Естественно, что выглядит это как проявление слабости, а военная это слабость или политическая — вопрос глубоко второстепенный. Кремль сам себя загоняет в военный конфликт с системными игроками своей беспомощностью, трусостью и кретинизмом, постоянно демонстрируя свою полную неготовность к нему.

источник

Реклама